harald_halti (harald_halti) wrote,
harald_halti
harald_halti

Category:

Троица и филиокве

Догмат о Троице считается в христианстве непостижимым рассудку и подлежащим восприятию исключительно на веру. Между тем, не понимая сущности Троицы и отношений между ее составными частями, невозможно разрешить один из важнейших догматических споров католиков и православных — спор об исхождении Святого духа только от Отца (православные) или еще и от Сына (католики), т.е., филиокве (Filioque — лат. «и Сына»).

Проблема Троицы возникла с появлением Нового Завета, когда потребовалось определить роль Христа в божественной иерархии. Богословы бросились искать упоминания о Троице в Ветхом Завете, трактуя в свою пользу все темные места, но реально упоминанием троичности Божества в Ветхом Завете можно считать только явление «трёх мужей» Аврааму у дубравы Мамре: «И явился ему Господь у дубравы Мамре, когда он сидел при входе в шатер, во время зноя дневного. Он возвел очи свои и взглянул, и вот, три мужа стоят против него» (Быт. 18:1). При этом Авраам к трём обращается как к одному: «Владыка! если я обрел благоволение пред очами Твоими, не пройди мимо раба Твоего». Здесь надлежит отметить здравый смысл Авраама, в отличие от позднейших богословов-комментаторов, который догадался, что это у него просто троится в глазах от жары, да еще и, возможно, после солидной амфоры доброго кошерного вина.

Так как без бутылки в столь сложном вопросе не разобраться, придется обратиться к Бахусу и начать ab ovo, то есть, от яйца. Хотя нет, начать лучше от Отца.

Бог-Отец является богом иудеев, которого именуют Адонаем, Яхве (также Йахве, и это отнюдь не падонкаффское написание, а вполне официальное), Иеговой или попросту Тетраграмматоном (греч. τετραγράμματον, от греч. τετρα, «четыре», и γράμμα, «буква») — четырёхбуквенное непроизносимое имя Бога, считающееся собственным именем Бога, ивр. ‏ י (йод) ה (хей) ו (вав) ה (хей): יהוה‏‎‎‎, в латинской транскипции: IHVH или YHWH или JHWH, откуда и возникло произношения Яхве или Иегова). Сами иудеи точно не знают, что означают эти имена, поэтому изощряются в придумывании более-менее правдоподобных объяснений. От тетраграмматона происходят еврейские имена Иахо и Ио (а, возможно, также и поисковик yahoo).

Плутарх в «Застольных беседах», книга IV, вопрос VI, утверждает (перевод Л. Сумм), что бог иудеев никто иной, как греческий бог Дионис (все же не зря мы обратились к Вакху!):

«Вопрос VI
Каков бог у иудеев
Участники беседы: Симмах, Мераген и другие
1. Последнее из сказанного Ламприем очень удивило Симмаха, и он сказал: "Как, Ламприй, нашего отечественного бога, "Эвгия, жен вдохновителя, честными цветущего безумствами Диониса" ты приравниваешь к еврейским изуверам? Разве действительно есть какое-то основание отождествлять оба верования?" Тут вмешался Мераген: "Оставь Ламприя, я, как афинянин, могу тебе ответить. Утверждаю, что это один и тот же бог, и большую часть подтверждающих это свидетельств могут привести посвященные [d] в справляемые у нас трехгодичные таинства; то, о чем позволительно рассказать добрым друзьям, и к тому же за вином и среди друзей даров Диониса, я готов сообщить, если это угодно присутствующим".
2. Все стали усердно просить, и он начал: "Прежде всего и сроки и самый обиход величайшего и многозначительнейшего праздника у иудеев соответствуют Дионисиям. {86} Он называется у них постом и справляется в разгаре жатвы. Выставляются на вольный воздух столы с разложенными на них всевозможными плодами урожая, а над ними возводятся шатры из древесных ветвей, переплетенных плющом: поэтому предшествующая часть празднования называется праздником Кущей. Через несколько [e] дней справляют другой праздник, уже не символически, а явно, в самом названии посвященный Вакху. Есть у них и праздник крадефорпя и тирсофория, обряд которого состоит в том, что они вступавая бога, как аргосцы на Дионисиях, а иные выступают с кифарами; называют их левитами - название, происшедшее либо от имени [f] Лисия, либо скорее от Эвия. Полагаю я, что и праодержимы вакханты. Сами празднующие субботу свидетельствуют о связи с Дпонисом, приглашая друг друга выпить вина, а если что-либо непреодолимо препятствует этому, то обычай требует хотя бы пригубить несмешанное. Пусть все это кто-нибудь назовет догадками. Но что окончательно опровергает возражения противников сказанного, это прежде всего первосвященник, выступающий на празднике с лидийской митрой на голове, одетый в оленью шкуру, вышитую золотом, и в длинный хитон; на ногах у него котурны, с одежды свешиваются колокольчики, сопровождающие звоном каждое движение, как и у наших вакхантов, которые таким звоном при своих ночных священнодействиях [b] в знаменуют кормилиц Диониса, называемых меднозвонными; самый храм украшен изображениями тирса и тимпана: все это подобает не какому-либо иному богу, как только Дионису. Кроме того, они не употребляют меда в своих священнодействиях, полагая, что его примесь портит вино: а между тем до возникновения виноделия мед служил и для приготовления напитка и для возлияний: еще и теперь те из варваров, которые не умеют делать вино, пьют медовую сыту, умеряя сладкий вкус горькими корнями, придающими ей винную крепость; да и у эллинов существуют трезвенные медовые возлияния, в которых обнаруживается противоположность природы меда и вина. Немалым подтверждением приверженности иудеев к почитанию [c] Диониса служит и то, что среди многих бытующих у них наказаний самым тяжелым считается отлучение от вина на определенный срок; и те, кто подвергся такому наказанию.
{86 ...у иудеев соответствуют Дионисиям. — Плутарх имеет в виду цикл торжеств, сначала покаянных, затем радостных, в лунном месяце Тишри, приходившемся на сентябрь-октябрь. Первые десять дней месяца, связанные с идеей вступления в новый год, были посвящены покаянию, причем 3-го и особенно 10-го («Йом-Кипур») соблюдался строгий пост. С новолуния начинался праздник Кущей — иудейский праздник урожая: «Праздник Кущей совершай у себя семь дней, — читаем мы во Второзаконии (гл. 16, ст. 13—14), — когда уберешь с гумна твоего и из точила твоего; и веселись в праздник твой ты, и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и раба твоя, и левит, и пришелец, и сирота, и вдова, которые в жилищах твоих». В седьмицу праздпика Кущей входит праздник Пальм, или Великая Осанна (Хошана Рабба), когда верующий должен явиться на торжество, имея в руке лулав — пальмовую ветвь, соединяющуюся с другими ритуально предписанными компонентами и особый род букета. Именно лулав вызвал у Плутарха мысль о дионисийском тирсе. Предлагаемые греческим автором этимологии еврейского слова шаббат («суббота») абсолютно фантастичны; слово это восходит либо к глаголу шабат «предаваться покою», либо к числительному шиб’ат «седьмая» (седьмой день недели). (Примечание С. С. Аверинцева).}»


Основатели иудаизма, разумеется, ни за что не могли признаться в подобном сродстве религий, а их адепты никогда не признают того, что им не вбили в голову их учителя в религиозных школах, поэтому со стороны иудаизма ждать подтверждения мнения Плутарха бессмысленно, но это мнение стоит воспринять очень серьезно, потому что Плутарх был современником и свидетелем описываемых им обрядов.

Зигмунд Фройд в работе «Человек по имени Моисей» писал:

«Эти современные историки, примером которых является Эдуард Мейер, принимают библейский текст в одном принципиальном пункте. Они согласны, что еврейские племена, которые позже стали народом Израиля, в какой-то определенный момент приняли новую религию. Но, по их мнению, это произошло не в Египте и не у подножья одной из гор Синайского полуострова, а в многоводном оазисе Мерибат-Кадеш в южной Палестине, между восточной оконечностью Синайского полуострова и западной Аравией.

Здесь евреи стали поклоняться богу Ягве, вероятно - племенному божеству живших поблизости мидианитов. Возможно, и другие соседние племена тоже поклонялись этому богу. Ягве был, по всей видимости, божеством вулкана. Но, как мы знаем, в Египте нет вулканов, а горы Синайского полуострова никогда не были вулканическими. С другой стороны, проявления вулканической активности вплоть до поздних времен имели место по западной границе Аравии. Один из тамошних вулканов и мог быть той горой Синай-Хорев, на которой по поверьям находилось убежище Ягве.

Несмотря на все искажения, которые претерпел библейский текст, мы можем восстановить, по Мейеру, первоначальный характер этого бога: то был жуткий, кровожадный демон, который выходил по ночам и избегал дневного света».


Здесь подчеркивается хтонический, то есть, подземный, стихийный характер иудейского бога, отличающегося, согласно Ветхому Завету, ревностью, жестокостью и мстительностью («Око за око, зуб за зуб» и т.п.).

На хтонический характер иудейского бога обращает внимание и Дарья Воинова в работе «Мифологема смерти в ранней израильской религии и ее параллели в западно-семитской мифологии», предлагая в качестве прототипа этого бога угаритское божество смерти Мота (Муту), который является сыном Эла (главного бога западносемитской мифологии, имя Эл (Илу) — общесемитское слово, изначально имеющее значение «бог») и правит подземным миром):

«Несмотря на то, что существует множество упоминаний потусторонних божеств в древней Месопотамии, существует только одно упоминание персонификации смерти. Муту появляется как бог смерти в ассирийском тексте 7 в. до н.э., описывающем загробный мир. Еще одно упоминание этого божества в западных источниках, помимо того, что имя Муту, возможно, встречается в эмаритских и эблаитских личных именах, это опять в мифологическом контексте в сочинениях Филона Библского о Финикийской мифологии, где Моύθ играет незначительную роль. Моύθ у Филона является сыном «Кроноса»-Эла и финикийцы «называют его Смертью, Танатом или Плутоном». Некоторые исследователи переставляют фразы из Филона, касающиеся творения мира следующим образом: «И от него (Мота) было семя всякой твари и рождение всего. И принял Мот вид, подобный яйцу. И воссияло солнце, луна, звезды и великие светила…». Таким образом, Мот здесь приобретает положительную функцию. Он становится богом-творцом, оставаясь при этом богом смерти».

Вот мы добрались и до яйца.

Современные иудеи не знают, как именно произносился тетраграмматон, а особенности слогового письма иврита не дают возможности точно отразить звучание слова при написании без применения специальных знаков-огласовок которых в данном случае не имеется, но слышавшие иудеев древние греки передают это звучание, среди прочего, как Иа (Тацит считал, что Моисей учредил культ осла после того, как стадо ослов навело иудеев на источник воды в пустыне во время их исхода из Египта, а также в пику египтянам (История, V 3-4), но, похоже, возможно и другое объяснение, основанное на звукоподражании), Иав, Иао, Иахе, Иэво. У финикийцев он был известен под именем Йево, а в Библе под именем Йехи (Йихави), он отвечал за морскую стихию и считался покровителем г. Бейрута. Предполагают, что в общезападносемитском пантеоне Йево был владыкой водной стихии.

Дионис носил имена Эван, Эвий (др.-греч. «шумный»), Иакх (др.-греч. Ἴακχος, «вопль, призыв»), Ией, Иовакх.

Плутарх («Застольные беседы», Книга IV, вопрос IV) писал:

«А если уместно добавить к сказанному то, о чем говорят мифы, то вспомним, что, по преданию, от раны, нанесенной вепрем, погиб Адонис; Адонис же, как полагают, не кто иной, как Дионис, {85} и это подтверждается многим в обрядности, связанной с посвященными им праздниками. И иные считают, что Адонис был возлюбленным Диониса; таково мнение эротического поэта Фанокла, которому принадлежит этот элегический дистих:
{85 ...Адонис... не кто иной, как Дионис... — Адонис — божество растительности, умирающей и воскресающей природы, финикийско-сирийского происхождения, типологически сходное с Дионисом. Ср. Фрэзер Дж., Золотая ветвь. С. 362. Фанокл — Anth. Lyr., v. II, p. 226.}»


Как видно, имеется сходство в звучании имен Адонай — Адонис — Дионис (если убрать гласные, то получим общий корень «дн»), а также имен Яхве — Иав — Иао — Иахе — Иэво — Йево — Йехи — Эван — Эвий — Иакх — Ией — Иовакх (можно также обратить внимание на сходство вакхических восклицаний "Эван! Эвоэ!" и иудейских "Ой, вэй!").

Что же общего у жизнерадостного бога вина Диониса и мрачного подземного Яхве? Греки называли Диониса «дваждырожденным». Дело в том, что у него был предшественник — рогатый бог Загрей, сын владычицы подземного царства Персефоны и Зевса, посетившего ее в виде змеи. Зевс посадил своего сына на свой трон и отдал ему свой скипетр. Обрадованный малец тут же начал швыряться во все стороны громами и молниями. Быть бы Загрею наследником Зевса и верховным богом у греков, но не сложилось — ревнивая Гера науськала титанов, которые напали на Загрея. Пытаясь спасти от титанов, малыш по очереди превращался в Зевса, в Крона, в юношу, льва, лошадь, змею и быка, но это ему не помогло — во время последней трансформации титаны разорвали Загрея на куски, сварили, зажарили и съели. Разъяренный Зевс испепелил титанов молнией, и из этого пепла, смешавшегося с кровью бога, был создан человеческий род.

Следует обратить внимание на образ быка, считавшегося воплощением плодородия и жизненной силы. Древние евреи также почитали Яхве в образе быка (тельца). Также в Храме Яхве в Иерусалиме находилось медное изображение змеи с жертвенником, позже разрушенное Иезекией.  

От Загрея остался только один орган, который спасла Афина. Зевс его проглотил, затем оплодотворил смертную женщину Семелу, дочь царя Фив Кадма. От этого союза в результате родился бог Дионис, в котором воплотился Загрей. Мифы в издании «детям до шестнадцати» стыдливо называют этот орган сердцем, но в действительности это был фаллос — вместилище плодородной жизненной силы. Если попросту, то это был хуй.

Диониса почитали не только как бога вина, но и как бога морей, ходившего по ним, аки посуху, связанного с дельфинами, а также в образе быка и козла — бога плодородия и жизненной силы. На средиземноморских островах изображения быка и змеи связаны с Дионисом. Также Дионис был умирающим и возрождающимся богом природы. По одному из мифов, Персей убил Диониса в Арголиде и бросил его голову в озеро Лерна. Жрицы весной бросали в озеро жертву в виде черной овцы, чтобы Дионис возродился на очередные полгода. Культ Диониса засвидетельствован и в Индии, к чему мы еще вернемся.

Таким образом, становится понятно, что древние иудеи действительно поклонялись богу дионисийского типа, но в его первоначальной, хтонической ипостаси Загрея. Христиане же начали почитать этого бога в новой ипостаси — Диониса, сына верховного бога. Христос тоже ходил по воде, считается связанным с рыбами (Ихтис (др.-греч. Ίχθύς — рыба) — древний акроним (монограмма) имени Иисуса Христа, состоящий из начальных букв слов: Ἰησοὺς Χριστὸς Θεoὺ ῾Υιὸς Σωτήρ (Иисус Христос Божий Сын Спаситель)). Как и Дионис, Христос поит своих почитателем вином. Как и Дионис (один из его эпитетов — Лиэй, «освобождающий»), милосердный Христос избавляет людей от страданий. В Индии распространены легенды, что там проповедовал Христос. Если вспомнить о следах культа Диониса в Индии, то эти легенды получают рациональное объяснение.

В эпизоде усекновения главы Иоанна Предтечи царем Иродом по просьбе науськанной Иродиадой танцовщицы Саломеи нетрудно увидеть месть исступленной вакханки, наподобие описанной у Еврипида в «Вакханках» сцены убийства не признавшего Диониса богом царя Фив Пенфея, которому его собственная мать, обезумевшая от вакханалий баба, оторвала голову и с торжеством принесла ее во дворец, также стоит вспомнить легендарного певца Орфея, растерзанного менадами. Об этом сходстве писала Марина Цветаева («Двух станов не боец, а — если гость случайный…»):

"Честнее с головой Орфеевой — менады!
Иродиада с Иоанна головой!"


Итак, обнаружены уже два из трех ликов Троицы. Так как Загрей возродился в Дионисе, то здесь речь идет не о разных телах, а о разных сущностях в одном теле, то есть, по сути, о разных личностях, и осталось идентифицировать Святой Дух — по латыни: Spiritus Sanctus. Слово spirutus имеет два значения — «дух» и «спирт». Вино, наравне с хлебом, является символом пищи и всякого проявления жизни. В качестве символа жизни вино заменяет кровь в жертвоприношениях. Тем самым символика вина совпадает с символикой быка. Бог-бык Загрей-Дионис является богом вина и поэтому в обоих воплощениях испускает жизненную силу — Винный Дух (и винный перегар тоже, но это к данному вопросу не относится).

Так как речь в данном случае идет о жизненной силе, а винный дух соответствует бычьей оплодотворяющей силе, то можно определить сущность Святого Винного Духа как Ебическую Силу, что подтверждается обстоятельствами зачатия Христа. Вспомним, что сущность Загрея передалась Дионису через хуй, да и сам Дионис был знатным ебарем. Это подтверждает правильность католической трактовки возможности испускания Святого духа как Отцом, так и Сыном.

Как известно, когда у человека начинает думать хуй, его голова при этом отключается. Тем самым можно признать Ебическую Силу отдельной личностью (Святым Духом), дополняющей Троицу до канонического состава, считающегося наиболее подходящим для потребления продуктов виноделия и их перегонки, и вести речь о множественном сознании Бога, что переводит проблему из непознаваемой области теологии в изученную область психиатрии с диагнозом «Диссоциативное расстройство идентичности».
Tags: религия, рженаука, смехуёчки
Subscribe

  • Mengue

    Я уже писал о кантабрийских mengues (ед. ч. mengue), маленьких червеобразных демонах с сильными гипнотическими способностями, но это чисто локальное…

  • Бюллетень о жизни животных "Скотобаза", Выпуск № 23

    Недалеко от места, где обнаружили квадроцикл пропавшего без вести министра здравоохранения Омской области Александра Мураховского, бывшего главврача…

  • Черная кошка

    Новый знак ПДД

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments