Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Centurio

Puta и puto

Всем известно слово puta, она же putana, означающее "проститутка, шлюха, блядь", но происхождение этого слова туманно. Некоторые считают, что оно произошло от латинского слова pupus (мальчик), откуда произошло слово puer (ребенок, дитя, мальчик, девочка), а уже из него произошло слово puta. В испанском языке слово puta с окончанием женского рода относится к женщинам-проституткам, а слово puto с окончанием мужского рода — к мужчинам-проститутам. Мужская проституция исторически ассоциировалась с деятельностью геев, что, вероятно, привело к тому, что puto стало гомофобным оскорблением, хотя оно также может применяться вне зависимости от сексуальных предпочтений оскорбляемого, чтобы унизить мужчину как трусливого из-за гомофобных стереотипов в отношении геев. По данным Испанской королевской Академии, слово puto впервые было записано в начале XVII столетия. Некоторые полагают, что слово puta происходит от латинского глагола putare (думать, оценивать, предполагать). Это имеет определенный смысл, ведь, как известно, мужчины любят называть шлюхами умных расчетливых женщин. Но раннехристианский богослов и апологет IV века, Арнобий Старший (Arnobius Afer), автор семитомного сочинения Adversus nationes (Против язычников), упоминал второстепенную римскую богиню земледелия по имени Puta, которая руководила обрезкой деревьев. Вышеупомянутый латинский глагол putare имеет также значение "чистить, очищать, подрезывать, подстригать, подчищать". В связи с этим существует версия, по которой буквальное значение слова puta — обрезка. Фестивали в честь этой богини отмечали обрезку деревьев, и в эти дни ее жрицы проявляли себя, совершая священную вакханалию (во время которой они занимались проституцией) в честь богини, что объясняет нынешнее значение слова puta и его вариаций в романских языках как "шлюха".
Centurio

Verpa

В продолжение темы древнеримских ругательств рассмотрим сегодня слово verpa. ‎Verpa‎‎ также так же, как и mentula, является одним из основных латинских непристойных слов для обозначения хуя, в частности для хуя в эрегированном состоянии с обнаженной головкой. Adams в The Latin Sexual Vocabulary уточняет, что это был "не нейтральный технический термин, а эмоциональное и весьма оскорбительное слово", используемое особенно в контексте агрессивных гомосексуальных актов, а не просто в процессе futūtiō (обычной гетеросексуальной ебли). Оно часто встречается в граффити типа ‎‎verpes‎‎ ‎‎‎‎qu'istuc leg's‎‎ ("Кто это читает, тот хуй")‎.

Этимология слова verpa непонятна. Некоторые считают, что оно заимствовано из германских языков и происходит от протогерманского слова *werpaną ("бросать, кидать"). В этом есть некий смысл, так как одним из эвфемизмов совершаемой с помощью хуя ебли звучит "кидать палку". Само же слово *werpaną, как считается, происходит от протоиндоевропейского *werb- ("вертеть"). Здесь вспомним русское выражение: "Я тебя на хую вертел".

Но мне кажется, что слово verpa имеет другую этимологию. Wodtko, Irslinger, Schneider в "Nomina im Indogermanischen Lexikon" упоминают корень *ṷers — "мужской, самец животного". Отсюда, кстати, vŗşa — "мужчина, бык" (вспомним латинское vir — мужчина). Хоть не козел, и за то спасибо! Германский корень *ṷers имеет также второе значение — "подниматься, восходить вверх". Pokorny в "Indogermanisches etymologisches Wörterbuch" также упоминает, что корень *ṷer имеет одно из значений "вертеть", но этот корень *ṷer (он же ḫu̯er — и не отсюда ли растут и ноги русского хуя?) с расширениями *u̯er-d-, *u̯er-s- означает "высота, высокое место", и от него происходят латинское varus, ирландское ferbb и другие схожие по звучанию слова из кельтских языков со значением "волдырь, прыщ". Еще одно значение корня *ṷer — "стыд", отсюда латинское ridere — "смеяться", и это тоже косвенно может быть связано с торчащими гениталиями. Таким образом, более вероятно, что на происхождение слова verpa повлиял не процесс верчения, а такие свойства хуя, как его принадлежность мужчине и способность вставать и торчать.
Centurio

Mentula

В условиях, когда толпы скорбных умом носятся по сетевым просторам в поисках намеков на оскорбления, а старый добрый мат повсеместно подвергается остракизму, особое значение приобретает владение альтернативной обсценной лексикой, и здесь уместно обратиться к латыни, владение богатствами которой отличит изысканного оскорбителя от обычного матерщинника.

Академическим эквивалентом русского слова "хуй" является общеизвестное латинское слово "penis", исходно означающее "хвост", но сегодня мы поговорим не о нем, а одном из базовых латинских терминов, который не преподают в курсе Terminologia Anatomica, но знание которого весьма желательно для всякого культурного человека, ибо он освящен употреблением в классической латинской литературе — у Марциала, Катулла и других римских поэтов. Этот термин — mentula.

Этимология слова mentula считается неясной. Цицерон в Epistulae ad Familiares (9:22) выводил это название из слова menta (стебель мяты), т.е. мяточка. Вероятно, здесь обобщен опыт древнеримских фелляторов (fellator — лат. хуесос). Некоторые выводят слово mentula от латинского слова mēns, генитив mentis, означающего "ум, мысль, мышление, рассудок, сознание и совесть". Эта версия подкрепляется анекдотом, в котором Вовочка, отвечая на вопрос "Что быстрее всего на свете?", сводит всю физику к хуям. Этимологический словарь Такера Tucker's Etymological Dictionary of Latin выводит ментулу из слов ēminēre (выдаваться наружу, выпячиваться, торчать), mentum (подбородок) и mōns (гора), все из которых восходят к протоиндоевропейскому корню *men-.

Хуеобразовательная продуктивность корня *men- косвенно подтверждается таковой для близкого протоиндоевропейского корня *memso- (мясо), из которого образовалось слово membrum (член тела), а конкретно — membrum virile (мужской половой член, т.е. хуй). Здесь уместно вспомнить русский риторический вопрос: "А хуй тебе не мясо?". Также стоит обратить внимание на протоиндоевропейский корень *mend-, означающий "сосать, кормить грудью, грудь". Как уже упоминалось, фелляция была широко практиковавшимся способом использования хуя в древнеримском обществе. Вызывает интерес также протоиндоевропейский корень mendā — "‎недостаток, дефект, ошибка‎". Когда что-то идет не так, мы говорим, что происходит какая-то хуйня.

Но вернемся к корню *men-. Мне кажется, что слово ментула восходит к другому значению корня *men-, о котором почему-то не упоминают при рассмотрении этимологии ментулы, а именно, к значению "уменьшать, маленький". От него образовались кельтские корни *menwo- с аналогичным значением и *menno- (молодое животное), откуда бретонское menn — молодой козел. Таким образом, слово mentula должно дословно значить "малыш, малышок". Привычка называть свой хуй малышом дожила до наших дней. От этого же протоиндоевропейского корня *men- произошел кельтский корень *man-yo- (думать), а как известно, что мужчины при виде женщин часто думают не головой, а именно хуем.

И здесь очень интересно следующее. От протоиндоевропейского корня *met-, означающего "собирать урожай, пожинать, измерять, измерение", произошли гэльские слова meud / miad — "длина, размер, количество", а также современные бретонские слова meud (большой палец, дюйм), ment — "величина, размер", а также глагол mentadur — "измерять", от предка которого с помощью суффикса -ula (-ulus), с помощью которого образуются имена прилагательные, означающие склонность к тому, что выражается глаголом, большей частью порочную, также могло образоваться и слово mentula (если можно измерять длину в пальцах или в попугаях, то почему ее нельзя измерять в хуях?). И кто теперь посмеет сказать, что размер не имеет значения?!
Centurio

SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS

Фраза SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS представляет собой записанный латинскими буквами палиндром, помещенный в квадрат 5х5 букв и читаемый одинаково справа налево, слева направо, сверху вниз и снизу вверх. Изображения этого палиндрома обнаружены в разных частях Западной Европы, Сирии и Египте, из которых самые ранние найдены в руинах города Помпеи (т.е., они сделаны до 79 г. н.э.). SATOR AREPO TENET также является примером бустрофедона — способом записи, при котором строки текста поочерёдно читаются слева направо и справа налево. При прочтении этой фразы дважды в прямом и обратном порядке слово TENET повторится.

Ранние христиане использовали этот палиндром как талисман либо заклинание. В Британии его записывали на бумажную ленту, которую затем оборачивали вокруг шеи для защиты от болезней. Они также обратили внимание на то, что эта фраза также является анаграммой, при перестановке букв которой дважды (с единственной "N") получается выражение PATER NOSTER, в переводе с латинского означающее "Отче наш" — название одной из основных христианских молитв. Оставшиеся буквы "A" и "O" символизировали "альфу и омегу" — аллегорию, с которой сравнивает себя Господь в Откровении Иоанна Богослова. Обыкновенно слова PATERNOSTER изображали в виде греческого, равноконечного креста, а буквы "A" и "O" попарно помещали на его окончаниях либо в промежутке между лучами.

Значение этой фразы, очевидно общеизвестное в начале нашей эры, ныне утрачено. Существует множество попыток объяснения, при которых слова переводят с латинского языка следующим образом: sator — сеятель, землепашец; arepo — выдуманное имя либо производное от arrepo (в свою очередь от ad repo, "я медленно двигаюсь вперёд", от глагола repere — ползать); tenet — держит, удерживает; opera — работы; rotas — колёса или плуг. В законченном виде фраза переводят таким образом: "Сеятель Арепо с трудом удерживает колёса" или "Сеятель Арепо управляет плугом (колёсами)".

Самым загадочным словом здесь считается слово arepo, которое более не встречается нигде в латинской письменности (в лингвистике такое слово называется гапакс). Некоторые считают, что оно является вымышленным специально для данной композиции. Другие полагают, что слово было заимствовано из другого языка — из кельтского (предположительно галльского), где оно первоначально означало "плуг", из иврита или арамейского языка с использованием ранними христианами в качестве аналога греческих альфы и омеги, либо из греческого (Αρπως или Αρπων), которое в свою очередь пришло из египетского языка, где именовало египетского бога Хора, либо что это вообще искажение акого-то другого слова, например, встречающегося в шведских рунах слова arebo (где Швеция, а где Римская империя).

Действительно, слово arepo не встречается в латинском языке, но корень rep можно обнаружить в русском языке в словах "репка" и "репетузы", а также в кельтском (в галльском) языке, где слово arepennis обозначало меру площади размером в половину югера (semiiugerum). Югер (лат. jugerum, iūgerum) — древнеримская мера измерения площади поверхности, служившая для измерения поля и составлявшая площадь, которую можно вспахать в день парой (uno jugo) волов, впряженных в ярмо. Это значение вполне укладывается в общепринятый земледельческий смысл фразы — например, она может означать "Сеятель вспахивает плугом половину югера", что вполне коррелирует с предположением о медленном движении сеятеля (вследствие его лености, неисправности плуга, болезни быков, твердости почвы и т.д.). Не исключено этрусское происхождение этого слова, но этрусский язык нам неизвестен, а его последний знаток император Клавдий был отравлен женой Агриппиной в 54 г. н.э., т.е. еще до гибели Помпеи, поэтому лучше обойтись без этрусских спекуляций.

Но мне кажется, что приземленный смысл этой фразы не очень согласуется с придаваемым ей в древности сакрально-религиозным значением. Вполне вероятно, что она имела совсем иной смысл,который предстоит отыскать.

Слово sator означает не только "сеятель", но и "творец, созидатель", основатель,родитель, отец" и в последнем значении этот эпитет применялся к Юпитеру.

Галльское слово arepennis происходит от индоевропейского *fare-kwenno- (конец, конечность) где kwenno- означает "голова". От этого же слова, предположительно через форму *arependikos, произошли гоидельское слово airchenn(on) (конец, мера земли), староирландское airchennech (совр. ирл.: airchinneach) и валлийское arbenn и arbennig (глава, вождь, князь). Таким образом, слово arepo тоже могло иметь значение "главнюк".

Латинский глагол teneo имеет значение "держать, удерживать, направлять, править".

Латинское слово opera означает "труд, работа, услуга, помощь, результат труда",но также и "причина чего-либо". Operā alcis — "с помощью чего-либо, чем-то".

Латинское слово rota означает "колесо, каток, колесница".

Таким образом, можно предположить следующее примерное значение фразы SATOR AREPO TENET OPERA ROTAS: "Владыка Юпитер правит колесницей" (или "посредством колесницы" — opera rotas) или "Зевс-Вседержитель на колеснице". Запряженная орлами колесница являлась одним из важнейших атрибутов Зевса-Юпитера, изначальное языческое отношение фразы к верховному богу вполне коррелирует с раннехристианским восприятием ее отношения к христианскому богу-отцу, а британское происхождение слова arepo может подтверждаться ее вышеупомянутым распространенным использованием в качестве магической формулы именно в Британии.
Centurio

Vinaça

Традиционное испанское бренди, получаемое из мезги (твёрдая фракция отжимки винограда), называется orujo. Это слово происходит от классического латинского слова "involucrum", означающего "обертка, покров". Словарь Королевской Испанской Академии El diccionario de la Real Academia Española определяет оруху первым значением как "виноградную кожуру, после того как выжимается и удаляется вся ее субстанция", но также приводит еще и третье значение "aguardiente" — огненная вода, бренди. Второе значение этого слова — "молотый и прессованный оливковый остаток, из которого извлекается масло более низкого качества". Хотя в этих двух значениях в этом словаре упоминаются только маслины и виноград, при описании слова caspia его называют "яблочные выжимки" — orujo de manzana.

Другой испанский синоним этого слова — casca. Словарь RAE определяет ее как "кожуру винограда после отжима". Это слово происходит от глагола cascar — "разбивать, раскалывать, раздроблять".

Еще одно испанское слово для обозначения виноградных выжимок и получаемого из них самогона — brisa. Javier de Hoz в Historia lingüística de la Península Ibérica en la Antigüedad: Preliminares y mundo meridional prerromano указывает на его вероятное происхождение от фракийского слова τά βρύτεα и предполагает фрако-иллирийское, а также, возможно, албанское или славянское происхождение этой глоссы. Однако, слово βρύτεα или βρύτια было известно древним грекам и означало "выжимки после прессования оливок или винограда, отбросы", а от него произошла упоминаемая Колумелой лат. brisa, известная в других вариантах написания также как bryssa и brissa — "виноградные выжимки". Однако здесь уместно вспомнить бризантные снарядые — боеприпасы, при взрыве разлетающиеся на множество осколков. Их название происходит от французского слова brisant, означающего "ломать, разрывать, разбивать, разрушать", но изначально означавшего "давить, мять, дробить, плющить". Это слово, в свою очередь, происходит от кельтского корня bris- (brist-), означающего "ломать, разбивать, раздавливать". Gustav Carl Otto Körting (1845-1913), автор латинско-романского этимологического словаря Lateinisch-romanisches Wörterbuch (etymologisches Wörterbuch der romanischen Hauptsprachen) считает, что связь этого кельтского слова с названием испанской самогонки из выжимок можно принять лишь с большим трудом, но если вспомнить происхождение синонима casca от глагола с аналогичным значением, то эта связь станет очевидной.

В средневековых арагонских текстах встречается слово vinaça. До наших дней дожило слово vinaza в значении "барда, подонки вина (в бочке), отходы (после ферментации вина)", но в XIII веке слово vinaça было синонимом слова orujo и означало "especie de vino que se saca al final, de los posos y las heces" — вид вина, получаемого в конце из осадков и выжимок.

И вот здесь русскоязычный читатель насторожится, увидев знакомое слово — вне зависимости от особенностей испанского произношения слово hez при прочтении подсознательно воспринимае6тся как "хез", вызывая ассоциации с русским глаголом "хезать", о котором Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс. М. Р. Фасмер. 1964—1973. пишет: хеза́ть "испражняться", кашинск. (См.), слово из жаргона русск. бродячих торговцев и воровского арго (примеры см. у Фасмера, Гр.-сл. эт. 218). Из греч. χέζω – то же; см. Фасмер, там же. И нужно отметить. что эта ассоциация отнюдь не ошибочная, потому что слово hez, помимо значений "осадок", "гуща", "отбросы", "подонки" и "выжимки", означает также "испражнения", "фекалии" и "говно"! И здесь вспоминается самогон из дерьма, который гнал селекционер Гладышев в романе Владимира Войновича "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина". Таким образом, современные последователи Гладышева вполне могут выводить этот продукт на рынок, ссылаясь на его давние европейские корни.
Centurio

Галисийский дождь

Если в Севилье дождь является чудом, то в Галисии он — искусство, поет панк-группа Siniestro Total из Виго. В Галисии в среднем дождь идет от 90 до 150 дней в году и за год выпадает более 1200 л воды на квадратный метр, а в Сантьяго-де-Компостела дождь идет в течение 140 дней в году, за время которых выпадает около 2500 литров воды на квадратный метр. Большое количество осадков в Галисии обусловлено тем, что она является первым фронтом защиты от штормов, которые прибывают из Атлантического океана, напитанных влагой и теряющих ее над Галисией из-за особенностей местного рельефа — склон от океана до гор поднимает воздушные массы, образуя дождевые облака. Эти постоянные дожди привели к тому, что в галисийском языке появилось около сотни слов, описывающих дождь в разных его проявлениях.

Основными словами, которыми называют дождь, являются chuvia и choiva, также chuiva и chuva. От них происходят chuvisco или chuvisca, chuviscada, chuviñada или chuviña. Эти слова происходят от латинского слова pluvia (дождь). Это мелкий дождь, небольшой интенсивности, но постоянный. Такой дождь назвается также orballo, orballeira, orvalheira и orballada. Этимология слова orballo неизвестна. Для обозначения этого же типа дождя также используется греческий термин boreas, связанный с северным ветром, вызывающим ливни: babuxa, babuxada, babuxalho, barruço, barruso, barruzo, barruxeira, barruxada, barruceira, babuña ("слабый дождь", слово имеет ономатопоэтическое происхождение и отражает звук, который издают дети, когда они еще не говорят и только пускают слюни), barbaña, barbuza, barrallo, barrufa, barruñeira, barruzo, borralla / borralha или breca. Латинское слово pluvia, от которого произошло галисийское слово po (порошок), породило названия poalla / poalha, poalleira или poallada, сравнивающих капли воды с пылью. Такие туманообразные дожди также могут называться carcagia (или carcaxía), carcacia, froallo / froalho ("очень маленький дождь", от латинского floccum — пылинка овечьей шерсти, взлетающая в воздух при проветривании остриженной шерсти), froalhada, lapiñeira / lapinheira (отражение звуков, возникающих при ходьбе по лужам), garua, marmaña / marmanha, mocalho, molinha (от mol — "мягкий"), molura, morrinhenta, parruma (от латинского слова bruma — зима, холод), parrumada, patiñeira (отражение звуков, возникающих при ходьбе по лужам), patumeira, poallo, zarzallo, zarzalhada (от латинского circius — северо-западный ветер).

Проливные дожди называются arroiada, ballón, basto, bátega, bategada, cebra, cebrina, chaparrada, chuvascada, chuvasco, chuvieira, cifra, ciobra, dioivo, treixeada, xistra или zarracina (от латинского circius — северо-западный ветер). Сильный дождь с ветром называется cifra, ciobra, сильный короткий дождь называется batega (от латинского battuere — бить, от протоиндоевропейского *bʰedʰ- ("бить, копать")), chovasco, chuvasco, choveiro, chuveiro, torvoada, бурный проливной дождь называется abátega. Дождь, который формирует потоки воды, называется enxurro. Дождь с сильным холодным ветром называется coriscada.

Если они сопровождаются молнией и громом, то используются слова, происходящие от латинского слова turbo (волновать, рассеивать, кружить, вертеть нарушать, повреждать) и обозначающие движение — treboada, torboada, torbón или trebón. В этом случае также применяется слово греческого происхождения borrascada.

Если есть снег и град, то галисийцы называют такой дождь auganeve, cebrina, cebrisca, escarabana, nevada, nevarada, nevareira, nevarío, nevisca, nevarisca, pedrazo, pedriça или pedriza (от латинского petra ("камень") и от древнегреческого πέτρα (pétra)), salabreada, sarabiada или torba. Мокрый туман называют borraxeira, cegoña, fuscallo, borraxoia, brétema или brétoma (от свевского или готского, от протогерманского *brēþmaz или *breþmaz ("дыхание, дуновение"), родственно немецкому Brodem ("туман")), néboa (от латинского nebula — туман), neboeiro, nebra или zarrazina. Если дождь иногда вдруг прекращается, то используют глаголы amizar, delampar, escambrar, escampar, estear, estiñar или estrelampar. Для сообщения о большом количестве выпадающего дождя используют выражения "chover a ballón (ballón и его синоним balloada — тяжелый, обильный и непродолжительный дождь, повторяющийся в течение нескольких дней, от латинского bullar — кипеть, закипать)", "chover a esgalla", "caer a barullo", "caer a choupón", "caer a cichón" или "chover a caldeiros", а выражение "промокнуть до костей" звучит по-галисийски — "poñerse como un pito" (промокнуть, как курица).

Как видно, большинство упомянутых слов говорят о слабых дождях. Это обусловлено метеорологией — хотя в Галисии есть все виды дождей, но наиболее распространенными являются постоянные и слабые.
Centurio

Pellofa

Если кто-то думает, что жители Менорки, выдавив из лимонов сок и смешав его с джином и газировкой для приготовления прохладительного напитка pomada, выбрасывают лимонную кожуру, то они ошибаются. На Сицилии лимонную кожуру заливают спиртом и получают напиток limoncello, а на Менорке лимонную кожуру заливают все тем же джином, настаивают и получают напиток pellofa.

Это простое слово очень интересно с лингвистической точки зрения. Каталонские лингвисты делят его на корень pell, означающий "кожура, кожица плодов, фруктов, зерновых", и суффикс -ofa. В книге Miscel·lània Giuseppe Tavani, том 1, серия Estudis de llengua i literatura catalanes / XLII, указывается, что, согласно одному из виднейших каталонских лингвистов, Joan Coromines i Vigneaux, суффикс -ofa / -ufa — это мистический суффикс (misteriós sufix), образованный из дороманского кельтского или паракельтского [вроде бы, связанного с кельтами, но без достоверных подтверждений этой связи, пара- (греч. πᾰρά "возле, около; мимо; вне") — приставка, означающая нахождение рядом, либо за пределами, отклонение, нарушение чего-либо: например, парамедицина, парапсихология, парадокс, параметр, паранаука, параанальный] суффикса -osta, в котором при романизации -st- перешло в -f-. Чуткое славянское ухо может уловить в суффиксах -ofa и -ufa знакомые суффиксы -овка и -ówka, использующиеся при образовании названий спиртовых ликеров и настоек — зубровка, перцовка, контушовка, табуретовка тощо, в связи с чем вполне могло бы иметь основание предположение о возможности занесения этого суффикса на юг мигрировавшими из Украины готами и примкнувшими к ним славянами. В славянских языках суффикс -ówka используется также при образовании различных названий женского рода, в частности, ягод, например — польское слово borówka (голубика). В качестве примеров слов, содержащих суффикс -ofa / -ufa, Giuseppe Tavani приводит современное каталонское слово maduixa (земляника), которое якобы произошло от гипотетического *maiosta и в окситанском языке приняло форму majofa, что, вроде, вполне коррелирует с польской борувкой, однако в других источниках слово maduixa выводится из баскского корня mart- ("черника, ежевика"), как в словах martotx ("ежевика"), martsuts ~ martuza ("черника"), откуда тоакже произошли арагонское martuel и испанское madroño. Другие каталонские слова с этим же корнем также не всегда имеют индоевропейское происхождение, например, слово carxofa (артишок), староиспанское alcarchofa, испано-арабское alẖaršúfa, итальянское carciofo, португальское alcachofra, происходит от арабского слова خُرشُوف (ẖaršúf), правда, с неясной этимологией. В связи с этим представляется более вероятным предположение швейцарского филолога Wilhelm Meyer-Lübke (1861-1936), что слово pellofa происходит от греческого слова κέλυφος (kelyphos), означающего "шкурка, кожура, кожица". Однако, каким бы ни было происхождение названия напитка pellofa, его смело можно перевести на русский языка как "кожуровка".

В заключение хотелось бы отметить, что в истории Каталонии известна и другая pellofa — так называлась имевшая в XIV-XVI веках, а кое-где и до XIX века, хождение на всех каталонских территориях по обе стороны Пиренеев церковная валюта, представлявшая собой жетончики различной формы, изготовленные путем расплющивания молотом медной или латунной фольги на каменной форме и последующей обрезки до кругов, квадратов, овалов, шестиугольников и т.п. (первоначально их выплавляли, а использовать молот стали позже). На Майорке эти монетки делались из свинца и поэтому назывались plom (кат. "свинец"). Эти монетки ходили как во внутрицерковном обращении, так и в отношениях между церковью и прихожанами и могли также обмениваться на настоящие деньги, играя роль резервной валюты. Изображение на эту "крипта-валюту" наносилось только с одной стороны и содержало религиозную символику.
Centurio

Павлик-равлик, высунь ножки

Украинское слово равлик, означающее улитку с раковиной, на сегодня не имеет никакой общепринятой этимологии. Попытка вывести происхождение этого слова путем метатезы (взаимной перестановки звуков и слогов в словах) от мужского имени Лаврик на основании детского стихотворения «Павлик-равлик, высунь ножки, дам тебе сапожки!» просто смешно. Предположение о происхождении слова равлик от корня *rag, в подтверждение чего приводятся западно-украинское диалектное рагляк «олень», раглик «жук-олень», лит. rãgas «рог», rõgės «сани», сводится к рогам с заменой g на v. При этом остается загадкой, почему замена произошла только у улитки, а слово «рагуль» (некультурный, примитивный, глупый человек) и другие рогоносные слова не изменились.
Ошибочно считается, что слово равлик не имеет параллелей в других европейских языках, но это не так. В лангедокском диалекте окситанского языка улитка именуется cagaraula (произносится: кагаравло), и из этого слова отчетливо торчат рожки нашего равлика. Напрашивается предположение, что слово равлик могло иметь готское происхождение и мигрировать вместе в визиготами из Украины в Лангедок, но это предположение не имеет подтверждения в связи с отсутствием какого-либо похожего слова в словаре готского языка. Конечно, этот словарь достаточно ограниченный, так как основан только на тексте готской Библии Ульфилы, но тем не менее, никаких подтверждений этой версии нет.
Каталонский филолог Joan C. Vidal, исследуя связи между каталанским, баскским, палеосардским и грузинским языками, предполагает иберийское происхождение многих европейских слов. В частности, все западноевропейские слова со значением «улитка» выводятся им из иберийского слова *kharrakhV — баскское karrakela, грузинское lokokna, греческое κοχλοσ, латинские concha и cochlea, арагонское carachina, испанское caracol, каталанское caragol, окситанские carassa и caragòl. Далее он предполагает, что путем простой метатезы из слова caragòl образовались окситанские слова cagaròl и cagaraula.
Однако, только ли в одной метатезе дело (хотя это явление очень распространено в окситанском языке)? Для прояснения ситуации имеет смысл рассмотреть слова cagaraula и cagaròl. Окситанский глагол cagar означает «срать», прилагательное cagat означает «сраный, говняный» а существительное cagada — «говно» и «какашка». Прилагательное aule означает «трудный, труднопроходимый, тяжелый, плохой, злой». Существительное ròl означает «рулон, рулет». Раковина улитки, действительно, напоминает свернутую какашку, при этом улитка передвигается с трудом, оставляя за собой мерзкую говнообразную слизь. Таким образом, можно предположить, что окситанские слова cagaròl и cagaraula образовались с оглядкой на латинское слово rota («колесо»), произошедшее от протоиндоевропейского корня *ret- («двигаться, катиться»). Слово равлик тоже могло образоваться по аналогии с какашкой, рулоном, рулетом и рулеткой, никак не будучи связанным с лангедокской кагаравлой.
Centurio

Субретка

Французские словари выводят этимологию слова субретка (фр.: soubrette), означающего горничную, как правило, бойкую и озорную интриганку, персонажа комедий и водевилей, из провансальского слова soubreto — неестественный, напускной, избыточный. Считается, что это слово происходит от латинского глагола superare — превосходить, доминировать, быть в избытке. Однако, где имение, а где наводнение? Если субретка — служанка, то какая же она доминантка? Если задаться целью выяснить истоки этого мнения, то можно обнаружить, что слово soubreto и его этимология были приведены в провансальско-французском словаре Lou trésor dóu Felibrige ("Сокровища Фелибрижа"), написанного Фредериком Мистралем в 1878 г. Учитывая, что Мистраль находился под впечатлением рррыволюционных идей и придумал собственную орфографию для окситанского языка, не совпадающую с официальной, то и к приводимым им данным стоит относится критически.

В окситанском языке есть слово sobreta (произносится: субрето), которое на средневековом окситанском произносилось как "суврето" [su.ˈβɾe.to̞] с нормальным "р", а на провансальском диалекте — тоже как суврето [su.ˈβʁe.to̞], но с увулярным фрикативным французским "р", что в данном случае несущественно. Существенно другое — в ряде современных окситанских диалектов латинская буква v во многих случаях произносится как b, в лингвистике это явление называется bêtacisme (бетацизм, от названия греческой буквы бета) поэтому слово с исходной латинской v впоследствии могло быть записано с буквой b. Также для окситанского языка характерен метатезис — перестановка корневых согласных (напр. лат./ит. capra — окс. cabra и craba, ит. comprare — окс. crompar). В связи с этим более вероятно, что окситанское слово sobreta соответствует итальянскому слову servetta, диминутиву от serva (служанка, рабыня), происходящего от латинского глагола servire — быть рабом, служить.
Centurio

Демай

Третий по счету трактат первого раздела Талмуда "Зераим" ("Посевы") называется "Демай", что переводят как "Сомнительное". Во введении к тексту трактата переводчик Переферкович писал:

Точное значенiе слова "демай" до сихъ поръ не установлено такъ же, какъ не установлены его этимологiя и произношенiе. Такъ какъ "ваддай", слово противоположное "демай", означаетъ "завѣдомый, безспорный", то "демай" должно означать "сомнительный, спорный".

Перферкович переводил Вавилонский Талмуд в начале XX века, но и до сих пор ситуация не прояснилась. В описании издания "Die Tosefta., Seder I: Zeraim. 2: Demai - Schebiit. Freimark, Peter und Wolfgang-Friedrich Krämer: Editorial: Stuttgart u.a.: Kohlhammer,, 1971" указано, что вокализация (Demai или Dammai) и этимология этого слова неопределенны.

Не возьмусь судить о вокализации, но этимологию неясных слов Вавилонского Талмуда вполне естественно искать в вавилонском же языке, в котором слово da'āmu (или da'mu) означало "быть темным" (или "темнеть", "становиться темным"). Синонимом к словам "сомнительный", "неясный" и "непонятный" и сегодня является прилагательное "темный". Например: "темный смысл".