Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Centurio

Careto

Карето — это персонаж в маске из карнавала в регионах Trás-os-Montes и Alto Douro, Португалия, с акцентом на деревни Podence (Macedo de Cavaleiros, округ Bragança), Vila Boa de Ousilhão (Vinhais, округ Bragança), Varge (Авеледа, округ Bragança) и др. Это мужчина, который носит маску с выступающим носом из кожи, латуни или дерева, окрашенную в яркие цвета - желтый, красный или черный. Считается, что традиция Careto имеет кельтские корни, восходящие к доримскому периоду. Вероятно, это связано с племенами Galaicos (Gallaeci) и Brácaros (Bracari) в Галисии и северной Португалии. Ученые связывают традицию Карето с воспоминаниями о магических практиках, связанных с аграрными культами плодородия. По другой версии, в деревне Lazarim маска сделана из древесины ольхи, украшенной рогами и другой атрибутикой. Впрочем, в Lazarim (Lamego, округ Viseu) эти ритуалы не имеют кельтского происхождения, поскольку их происхождение зарегистрировано только со второй половины прошлого века.

Костюмы для маскарадов, как правило, изготавливаются из самодельных лоскутных одеял, украшенных красной шерстяной тканью, состоящих из пальто с капюшоном и брюк, прослоенных толстой бахромой из цветной шерсти. В последнее время используют комбинезоны, обтянутые рядами бахромы ткани ярких контрастных цветов. В некоторых регионах костюм комплектуется коровьими ошейниками с бубенцами и широким поясом с вереницей погремушек, которыми трясут перед женщинами в провокационных позах, имитирующих совокупление. Празднование проходит во время двенадцатидневного цикла от Рождества до Крещения.

В маскарадах принимают участие также дети. Ребенок в карнавальной маске называется facanito или facanico, они имитируют поведение взрослых каретос, выполняя свой собственный ритуал посвящения и гарантируя преемственность традиции.
Centurio

Barreja

Одним из популярных алкогольных напитков в Каталонии и Валенсии является barreja (кат. "смесь"), представляющая собой ликер, состоящий, как следует из названия, из смеси бренди с москателем (moscatell), мистелем (mistela) (сладким креплёным вином, производимым из виноградного спирта с добавлением ферментированного, частично ферментированного либо неферментированного виноградного сусла, название происходит от латинского mixtus — смесь) или каталонским крепленым вином ранси (ranci). Самая популярная смесь состоит из анисового ликера (anís или cassalla) и москателя, которые смешиваются в равных частях прямо в маленьком стакане. Не существует единого мнения относительно того, должен ли анис быть сухим или сладким. Раньше этот напиток пили перед завтраком, особенно в прохладное время, в сопровождении к первому утреннему кофе, а сейчас часто вместо этого пьют кофейный напиток rebentat (исп. carajillo).

Наряду с mau-mau, barreja является является одним из типичных напитков карнавала в городе Берга Patum de Berga. Раньше в каждом ресторане готовили собственную смесь, но в 2010 году Совет Патума Patronat de la Patum признал официальной смесь, сделанную местной винокурней, и теперь продажа этого напитка помогает финансировать карнавал.

Centurio

Ночь на Хуана Купалу в Пиренеях

В Пиренеях до сих пор в десятках общин c обеих сторон широко празднуют языческий праздник летнего солнцестояния, совпадающий с днем Святого Иоанна – San Joan. В разных общинах детали праздника отличаются друг от друга, а традиции хранят и передают специально созданные общества. Несмотря на языческий характер праздника, католическая церковь зачастую принимает в нем самое активное участие.
В гасконской долине Валь д‘Аран этот праздник отмечается в двух общинах — в Лесе (Les) и Артьесе (Arties), и называется Hèsta deth huec — праздник огня. Он делится на три этапа, проходящие в разное время.
Сначала во второе воскресенье мая мужчины из обеих деревень идут в лес, находят и рубят высокое дерево, после чего спускают это дерево с гор в деревню. В Лесе этот этап называется baishada deth tronc — спуск ствола. После этого следует раскалывание ствола клиньями, чтобы просушить его внутренности — shasclada deth haro (раскалывание факела). В Артьесе в то же время производят рубку факела — talhada deth Taro.
В ночь с 23 на 24 июня в обеих деревнях проходят праздники сожжения дерева, установленного в прошлом году. В Лесе этот этап называется Crèma deth Haro, а в Артьесе — Crèma deth Taro. Оба названия означают «сожжение факела». Праздники сопровождаются концертами, спортивными состязаниями и сардинадами — раздачей зажаренных на углях сардин с хлебом, вином и безалкогольными напитками. Затем под грохот многочисленных фейерверков бревно поджигается, валится веревками на землю и протаскивается по всей деревне, при этом люди прыгают через огонь. Считается, что эта процедура отпугивает злых духов, насылающих на людей болезни и беды. В Аран верят в то, что, когда мир был создан, злобный карлик по имени Erulet был отвергнут как небом, так и адом (а также он был за зверства выгнан из гестапо) и обречен жить в Аран. После протаскивания бревна по деревне его оставляют возле дома мэра, а участники идут в кабаки и по домам бухать. Раньше они после этого шли в лес, собирали росу, считавшуюся целебной и подходящей для магических обрядов, и лекарственные травы, а также предавались всяческим развлечениям и увеселениям (порнухе и скотству), а женщины в эту ночь имели равные с мужчинами права. В Лесе действо более театрализованное — дерево находится в центре огороженной площади, а вокруг него пляшет местная самодеятельность в национальных костюмах, а в Артьесе атмосфера более демократичная и уютная. В целом же это огненная феерия, отвал башки и полный крышеснос.
Через неделю после Сан Хуана, в праздник Святого Петра, наступает последний этап праздника — на главной площади устанавливают срубленное в мае бревно. Этот этап называется quilhada (происходит от названия этапа постройки корабля, когда элементы конструкции корабля размещают на основании-киле). Это бревно будет стоять год и будет сожжено на следующий Сан Хуан). Праздники огня в Лесе и Артьесе занесены в Список нематериального наследия ЮНЕСКО.





Centurio

День рождения Минервы

Встала, с похмелья страдая, с глазами пурпурными Эос.

Голосом хриплым зовет она нимфу Нефелу.

Просит небесных коров подогнать ей нехилое стадо,

Чтобы сушняк утолить, обжигающий нёбо.

Медленно сходит с огромной кровати нагая Минерва,

Тягостно пробуя вспомнить, чего натворила.

Третьего дня отмечал весь Олимп день рожденья Паллады,

А голова до сих пор -- словно бронзовый пифос.

Хмуро глядит она в зеркало. Чьи ж это жадные губы

Бюст ее нежный помадой испачкали красной?

Кто же тот дерзкий, что смел ей хитон изорвать златотканный?

Память со скрипом вздыхает -- да то Афродита!

Что две богини, напившись, под сенью олив вытворяли,

Даже Гомер, величайший поэт, не опишет.

Смертному мозгу такой камасутры никак не придумать,

Ну а глаза его слепы. Считай -- не свидетель.

Тут вдруг внизу живота у богини великой заныло.

Вспомнило тело, видать, то, что память сокрыла.

Тянутся руки привычно к копью с гладким древком,

Чтоб утолить в одиночку любовную жажду.

И, получив наслажденье, спешит она амфору выпить

С хладным вином, что когда-то доставил ей Бахус.

После, одевшись, раздевшись, помывшись, и снова одевшись,

К сплетнице главной она полетела, к Ириде.

Эта, конечно же, все ей поведала радостно в лицах.

Как надиралися боги сначала винищем,

Ну а потом вдруг Гефест сообщил о великом открытьи --

Создал из меди на Лемносе куб перегонный.

В нем забродивший он сок виноградный подверг обработке

И получил аквавит, согревающий душу.

Боги с восторгом внимали речам сладкозвучным хромого Гефеста,

А вот потом уж настало и оргии радостной время.

Вволю напившись, вовсю разрезвились бессмертные боги.

Зевс, превратившись в быка, отымел Артемиду,

Грозный герой Геркулес обесчестил беднягу Сатира

И колбасу из кентавров на закусь принес вместо конской.

Вестник богов олимпийских, Гермес, ухватив щит с главою

Некогда грозной Горгоны Медузы, Персеем убитой,

Сексом оральным занялся, в глаза ей глядеть избегая,

Чтобы случайно вдруг камнем не стать бессловесным...