Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Centurio

Sirenuca

Sirena или Sirenuca (имя, которым называют русалок в Кантабрии) — это наполовину женщина (выше пояса) и наполовину рыба (ниже пояса), причем эта часть представляет собой большой рыбий хвост. Русалки, какими мы их знаем сегодня, произошли от первоначальных русалок, которые, согласно древним грекам, были наполовину женщиной, наполовину птицей. Русалки считаются жестокими и безжалостными, но в случае с русалками Кантабрии это не так. Кантабрийские русалки — очаровательные существа. Обычно они добрые, но они злятся, когда моряк поет или свистит, потому что они считают, что это грубое издевательство над их нежными песнями, и в этих случаях многие из них собираются вместе и плавают в водоворотах вокруг корабля, чтобы напугать поющего моряка.

Необходимо подчеркнуть, что, несмотря на широко распространенную идею (особенно в таких фильмах, как "Русалочка") о том, что русалки прикрывают свою грудь ракушками, с реалистической точки зрения и следуя логике легенд и мифологий, это совершенно неверно — русалки не признают никаких лифчиков и плавают с голыми сиськами. Как и в случае с другими существами, русалки, вероятно, населяли все Кантабрийское море, и есть несколько записей об очень конкретных случаях, таких как Sirenuca de Castro Urdiales.

Легенда
Молодая castreña (жительница деревни Castro Urdiales) необычайной красоты, которая очень любила собирать моллюсков на скалах (в самых удаленных и опасных местах, но с более обильной рыбалкой), петь в такт волнам и глядеть на себя в подаренное матерью перламутровое зеркало, которое она носила с собой, убегая из дома и уклоняясь от выполнения своих домашних обязанностей. Ее мать всегда беспокоилась о ней и переживала до ее возвращения, зная о риске, которому она подвергалась, и советовала ей по крайней мере собирать моллюсков вместе с одругими людьми; совет, который молодая женщина не одобрила. Это происходило постоянно и так утомило ее мать, которая, отнюдь не желая того, что произошло потом, сказала дочери в виде ругательства: "Так пусть Бог Небесный позволит тебе стать рыбой!".

Так получилось, что в следующий раз, когда девушка пошла самостоятельно искать моллюсков на скалах, перламутровое зеркало упало. Она попыталась поймать его, наклонившись, но, потеряв равновесие, оказалась в воде. Несмотря на бурное море, девушке удалось снова приблизиться к скалам, но она внезапно обнаружила, что она не может подняться, так как ее ноги превратились в большой рыбий хвост. Таким образом, и в качестве божественного наказания за то, что она уклонялась от выполнения домашних обязанностей, девушка стала русалкой-сиренукой. С тех пор она посвятила себя пению, предупреждая моряков о наличии камней, чтобы они не потерпели кораблекрушение в туманные дни или ночью. Моряки знали о ней и очень ее ценили. Случилось однажды, что рыбак случайно поймал сиренуку в свою сеть и затащил ее в лодку, где, загипнотизированный красотой молодой женщины, рыбак возбужденно набросился на нее начал ее покрывать ее поцелуями (как мы помним, у русалки были голые сиськи, поэтому поведение рыбака вполне объяснимо), тем самым разрушив наказание молодой женщины, которая вернула себе ноги. Ноги у Сиренуки, понятное дело, тоже оказались голыми, поэтому рыбак радостно бросился на ней жениться. Однако, несмотря на то, что она обрела человеческую форму и мужа, молодая женщина была несчастна, потому что она страстно желала моря и скал, где она чувствовала себя свободной и пела, поэтому она возобновила этот обычай и однажды, доставая из воды морского ежа, снова увидела среди водорослей перламутровое зеркало, которое она потеряла в прошлом. Желая вернуть его, она погрузилась в воду и снова стала сиренукой, на этот раз навсегда. Рассказывают, что ее сильно огорченный муж покончил жизнь самоубийством, бросившись с одной из скал.
Centurio

Ojáncana

В кантабрийской мифологии ojáncana, jáncana или juáncana — это женщина ojáncanu (не обязательно его жена), и, как и он, кровожадная персонажица с такой же устрашающей внешностью, но еще более извращенная, поскольку ее жертвами становятся дети, потерявшиеся в лесу. Она имеет сходство с баскскими ламиями, но превосходит их по жестокости.

Устная традиция изображает ее как существо большой силы, у нее плоское и уродливое лицо с двумя пронзительными глазами и длинными сиськами, которые она забрасывает за спину и оставляет свисать за ней, когда она бежит, и у нее нет бороды. У нее длинные взъерошенные темные волосы и огромные кривые зубы, торчащие изо рта.

Подобно Оханкано, она живет в темных и глубоких пещерах, грязных, неряшливых и вонючих. Ее любимой едой является сырое мясо, в идеале детское, но она также ест всё, что может украсть, а также питается кукурузой, молоком или кровью, за исключением куниц, которых она ненавидит и боится.

Воспроизведение этих существ, оханкана и оханканы, чрезвычайно своеобразно, поскольку рождение не происходит: когда оханкану стареет, другие убивают его, они вскрывают его живот, извлекают внутренности и закапывают их под дубом, который, как и тис, имеет в Кантабрии мистическое значение. Через девять месяцев из трупа выходят огромные слизистые желтые черви, от которых воняет гнилым мясом, и которые в течение трех лет сосут кровь, вытекающую из больших сисек оханканы, после чего эти черви становятся оханканами и оханканихами.

Кантабрийская мифология имеет тенденцию преувеличивать характеристики женщин как к добру (анхана), так и к злу (оханкана). В то время как первые олицетворяют нежность и доброту, оханканы — их полная противоположность.
Centurio

Le fraghe al vino

Одним из распространенных итальянских десертов является вымоченная в вине (белом или красном, иногда с лимонным соком или сахаром) клубника под названием le fragole al vino. Впервые (насколько мне известно) это блюдо упоминается в книге "L‘Arte del ben cucinare et instruire i men periti di questa lodevole professione Dove anco si insegna a far Pasticci, Sapori, Salse, Gelatine, Torte e Altro", которую в 1662 г. издал Бартоломео Стефани из Болоньи, работавший шеф-поваром при дворе герцога Карла II ди Гонзага-Неверс в Мантуе (в других принадлежащих ему герцогствах он именовался Карлом третьим или пятым, но в Мантуе он был вторым). 27 ноября 1655 г. во дворце был устроен торжественный банкет в честь посещения Мантуи шведской королевой Кристиной, ехавшей в Рим на аудиенцию к Папе. Одним из блюд были fraghe lavate con vino bianco, seruite con zuccaro sopra (клубники, омытые в белом вине, посыпанные сверху сахаром). Ягоды были разложены в сделанные из сахара раковины, вокруг которых были установлены птички из марципановой массы, клевавшие эти ягоды.

Сам по себе это простой десерт (если не заморачиваться с изготовлением сахарных раковин и марципановых птичек), но здесь очень интересно название. В современном итальянском языке земляника/клубника называется la fragola, соответственно, множественное число будет le fragole. Бартоломео Стефани употребил множественное число le fraghe, которому должно соответствовать единственное число la fraga. И вот тут начинается самое интересное, потому что слово fraga само по себе является множественным числом латинского существительного среднего рода fragum (земляника/клубника). Дело в том, что в поздней латыни множественное число среднего рода воспринималось как единственное число женского рода. Так, коллективное существительное pecora, означавшее на латыни стадо овец, стало восприниматься в итальянском как одна овца pecora, а латинское существительное множественного числа folia (листья) от существительного единственного числа среднего рода folium (лист), перешло в итальянский язык как существительное женского рода foglia (лист).

В этот же ряд по внешним признакам можно поставить и слово valuta, но только по внешним. Хотя Mildred Katharine Pope в книге "From Latin to Modern French" 1934 г. и приводит гипотетическое латинское слово *valutum, но на самом деле слово valuta (стоимость, монета, валюта) происходит от итальянского глагола valere (иметь вес, стоить), который происходит от латинского глагола valere (быть сильным, иметь возможность, стоить), в свою очередь восходящего к праиндоевропейскому глаголу *wal (быть сильным). Тем не менее, это слово, несущее признаки латинского существительного множественного числа среднего рода, в итальянском языке тоже получило форму множественного числа по аналогичному правилу — le valute.

В начале развития итальянского языка, в ряд местных диалектов (в частности, во флорентийский), название клубники перешло из поздней латыни в форме fraga, в то время как слово fragulum, латинский диминутив от слова fragum, было широко распространено независимо от слова fraga и вошло в литературный итальянский язык в форме fragola, что было засвидетельствовано Джованни Боккаччо.

Слово fraga (с множественной формой fraghe) часто встречалось в поэтической литературе с первой половины четырнадцатого века до начала двадцатого века, в том числе в образном значении "сосок женской груди". Затем он исчезает и сегодня слова fraga / fraghe практически отсутствуют в итальянском языке, как в письменном, так и на устном, хотя, согласно словарю Треккани, встречается кое-где в регионах. Таким образом, вполне признанное в прошлые века слово fraga и cегодня также может быть использовано любителями старых слов.

Приготовление:
Положить клубнику в миску, залить сладким белым вином (можно подслащенным сухим вином, а я предпочитаю сладкое мускатное), выдержать несколько часов в холодильнике, выложить клубнику на тарелку, посыпать сахаром и съесть, а вино перелить в рюмку и выпить.

Centurio

Le tette

Во время недавнего отдыха на пляжах Сардинии обнаружил, что Лангеншайдтский немецко-итальянский разговорник в разделе "Флирт" содержит весьма существенный пробел — он предоставляет возможность сообщить собеседнице, что у нее очаровательные глаза и волосы, но упускает из виду сиськи. Заполняю этот пробел: "Hai le tette bellissime!". Сиськи у итальянок таки весьма привлекательны. Да.
Centurio

DIN в хуевом вине

В онлайн-версии Пеннсильванского шумерского словаря находится идеограмма DIN DIN. Авторам словаря неизвестны ни шумерское, ни аккадское значение этого знака. Заинтересовавшись, я провел небольшое расследование.


Это знак встречается в Пеннсильванском словаре в составе шумерского слова "вино" – на основном диалекте шумерского языка (eme-gir): ĝeštin (geštin)     ĝeštin или ĝešĝeštin (gešgeštin, gišgeštin) ĝešĝeštin, а на женском диалекте шумерского языка (eme-sal): mu-tin mu-tin. В первом и втором вариантах в составе слова угадывается знак ĝeš3 (geš3) ĝeš3, означающий "пенис", в третьем варианте в состав слова входит знак mu mu, означающий на eme-sal как "пенис", так и "дерево". На eme-gir дерево обозначается знаком ĝeš, транслитерируемым как ĝeš (geš, ĝiš). Этот знак встречается в виде детерминатива во втором варианте написания слова "вино", указывая, что речь идет о предмете, имеющем деревянную природу. Так как вино явно сделано не из дерева, то, очевидно, речь здесь идет о виноградной лозе. Однако произношение последнего знака, входящего в состав слова "вино", указано в словаре как tin, а не как din, при этом отдельный знак tin в этом словаре отсутствует.

В книге Sumerograms and Akkadograms in Minoan Hittite, by Simon Davis, edited of Witwatersrand University Press, 1969, на странице 43 отмечается равноправность произношения слогов din и tin в составе слова "вино":

ges.din-ges.tin

В книге Assyrisch-babylonische Zeichenliste, von Riekele Borger, Rykle Borger, Friedrich Ellermeier, Veröffentlicht von Butzon und Bercker, 1978, на странице 123 находим ассирийско-вавилонское написание слова "вино":

ges-tin

Как видим, здесь слово ĝeštin записано уже без участия знака, обозначающего "пенис". Первый слог ĝeš представлен знаком, обозначающим "дерево", а второй знак tin можно обнаружить в Списке аккадских знаков Akkadian Sign Index, Karel Píška, Prague (CZ), где он представлен двумя вариантами транслитерации: tin и din.

В Шумерском словаре Делича (Sumerisches Glossar von Friedrich Delitzsch, Leipzig, J. S. Hinrichs'sche Buchhandlung, 1914) в транслитерации tin этот знак, согласно означает "жизнь" (акк. balâțu), а в качестве примера его употребления указано слово geštin с уточнением, что первый знак означает "дерево". Таким образом, становится ясно, что слово ĝeštin, обозначающее виноградную лозу, имеет также смысл "дерево жизни", а искомый знак  DIN – din, который также следует читать, как tin, означает "жизнь" (акк. balâțu).

Однако, знак
tin, согласно Деличу, имеет еще одно значение – "мужчина, мужской" (акк. sikarum)! В качестве примера его употребления указывается слово mu-tin на диалекте eme-sal с разъяснением, что оно означает "мужской, мужчина" (акк. sikarum или sikaru), в котором слог mu соответствует на eme-gir слогу giš, означающему "мужчина". Однако, так как знак giš, читаемый как ĝiš3 или же ĝeš3, означает не "мужчина", а "пенис", то слово mu-tin в данном контексте означает мужской половой член (иначе получилась бы тавтология "мужской мужчина"). Таким образом, становится понятным использование при написании слова "вино" знака ĝeš3 (geš3ĝiš3giš) ĝeš3, означающего "пенис". Очевидно, понятия "дерево жизни" и "мужской половой член" были у шумеров синонимами, наподобие того, как в Китае понятие "пенис" заменяется метафорой "нефритовый стержень".

Эта аллюзия отсылает нас к Библии, к Книге Бытия. Чем было Дерево Жизни , до которого не успели добраться Адам и Ева, – виноградной лозой или пенисом  Господа Бога?

Примечание:
На шумерском вино (лоза): йештин, гештин, на иврите дерево жизни: עץ חיים – эц хаим, мужской пенис: איש זין – иш заин, вино: יין – яин, виноградная лоза: גפן – гефен. В древневосточных языках наблюдается единство звуков с-ц-ш.