Tags: Галисия

Centurio

¡Me cachis en la mar!

В испанском языке есть экспрессивное выражение, часто ставящее в тупик иностранцев: " ¡Me cachis en la mar!" ("Срал я в море!"). Часто его сокращают до mecachis. Они начинают искать в испанских словарях инфинитив глагола cachis, но не находят ни cachir, ни cachar, потому что на самом деле это искаженная форма глагола cagar — "срать", и это выражение правильно звучит "Me cago en la mar!". Это выражение удивления и раздражения больше детское, а литературная форма глагола используется в таких выражениях, как "Me cago en la leche" (Срал я в молоко!) и "Me cago en la puta madre!" (слово puta означает "шлюха", слово "madre" означает "мать", а само выражение "la puta madre" является восторженным выражением типа "охуенно!").

Почему нужно срать именно в море, неизвестно. Впрочем, в Галисии и на юго-восточном тихоокеанском побережье Латинской Америки таки имеется глагол cachar — "ловить, хватать, находить", происходящий от латинского глагола captiare — "ловить", поэтому выражение "me cachis en el mar" могло бы иметь приличный смысл как "Ты меня найдешь / увидишь в море", но это не коррелирует ни с заявлением о сранье в молоко, ни с южноамериканским экспрессивным выражением "¡Me cacho en diez!", которое также употребляется в форме "me cago en diez". Diez по-испански "десять, десятка", но здесь речь идет ни об обсирании игральных карт, ни о снайперском попадании какашками в мишень, потому что это искажение экспрессивного выражения удивления и недовольства "Me cago en Dios!" ("Срал я на Бога!"). Это эквивалентно русским выраженям "Срань Господня!", "Блядь!", "Ёб твою мать!".

Интернесно, что окситанский глагол cachar, от которого произошли французский глагол cacher ("прятать, скрывать, утаивать, заслонять, закрывать, мешать видеть") и португальский глагол cachar ("скрывать"), имеет совсем другое значение — "нажимать, давить", происходя от латинского глагола coactare ("заставлять, вынуждать, принуждать"). На арго рабочих предместий (dans l’argot des faubouriens) французский глагол cacher означает "жрать" (Delvau, 1867), что, возможно, связано с иудейским термином cacherout (кашрут, ивр. כַּשְׁרוּת), означающим дозволенность или пригодность чего-либо с точки зрения иудейских религиозных норм и определяющим, среди прочего, также кошерность (религиозную чистоту) еды.
Centurio

Trasgo

Trasgo — это гоблин-дуэнде, типичный для классической мифологии северной Испании, известный в других местах Европы как кобольд, гремлин, сильф, гоблин или гном. От латинского transgredi (тот, кто преступает закон, нарушает закон) он называется trasgo, trasno или tardo в Галисии, trasgu, Cornín или Xuan dos Caminos, Pisadiel el de la Mano Furada, Gorretín Coloráu, El de la Gorra Encarnada или sumiciu в Астурии, Леоне, Кантабрии и Este de Galicia, trasgo или martinico в Кастилии и Леоне, strago или demonio da mano furada в Португалии. Он представлен как гуманоид, это семейный эльф, маленький или совершенно невидимый, живущий в доме, обычно он представлен смуглым, носит красную остроконечную блузку и шляпу и обычно хромает (на правую ногу), с хвостом (а иногда и рогами) и всегда с проколотой левой рукой, беспокойный, озорной и игривый.

В Галисии и Португалии
Trasgu или Trasgo (по-галисийски и португальски) очень часто встречается в фольклоре Trás-os-Montes, и его использовали португальцы по всей своей империи, создавая подобные мифы, такие как о Saci в Бразилии.

В Астурии
Он связан с рассеянностью, а также с исчезновением необходимых предметов. Как любой лепрекон (как и аналогичный ирландский лепрекон), он любит шалить. Он неизменно издевается, а иногда и злобно, уничтожает предметы домашнего обихода или обманывает людей. Это связано с ночными шумами, и небольшими неприятностями, такими как смена предметов. Говорят, что он проникает в дома ночью, когда его обитатели спят, и если он в плохом настроении, он разбивает горшки, пугает скот, переворачивает одежду в сундуках, смывает воду, спутывает волосы спящих вместе, так далее. Предположительно, он исчезает на мгновение, если произносятся религиозные призывы, иногда просто: "Иисус!" или "Боже мой!", но от него очень сложно избавиться окончательно, он почти всегда сопровождает семью при переезде. В одной сказке жители одного дома покинули его из-за трасгу. По дороге в новый дом женщина спрашивает мужа: "Мы что-нибудь оставили?". Следуя за ними, трасгу ответил: "Вы оставили лампу, а я ее несу". С другой стороны, когда с ним хорошо обращаются, он выполняет работу по дому по ночам. Он говорит: "Я тоже переезжаю из переехавшего дома". Чтобы избавиться от него, нужно попросить его сделать одно из трех: принести полную корзину с водой из моря, отбелить шкуру черной козы или барана или собрать полстакана кукурузы или другой крупы горстями (чего он не может сделать, потому что зерно высыпается через дыру в его руке). Будучи не в состоянии сделать это, он злится и уходит со стыдом. В этом образе он соответствует нашему домовому или барабашке.

В Кантабрии
В Кантабрии трасгу — это маленький гоблин с черным лицом и зелеными глазами, живущий в лесах. Его основная деятельность — издеваться над людьми и проводить розыгрыши, особенно в отношении девушек, которые занимаются определенной деятельностью, например, пастушеством. Поскольку он должен прятаться от людей, его одежда сделана из листьев деревьев и мха. В этом образе он соответствует нашему лешему.
Centurio

Moros и moras

В испанском фольклоре и топонимике в большом количестве упоминаются персонажи под названием "моры" обоих полов — м.р. ед. moro / мн. moros и ж.р. ед. mora / мн. moras. Этот термин весьма неоднозначен. С одной стороны, слово moro происходит от слова maurus (мавр) — житель Мавритании. Мавры несколько столетий оккупировали Пиренейский полуостров и оставили огромный след в испанской культуре. С другой стороны, этот термин применяется ко всему, что имеет свойства темного или черного. Здесь стоит вспомнить протоиндоевропейский корень *mer- (умирать), откуда латинское mors, итальянское morte, французское mort, испанское muerte, все в значении "смерть", а также русские слова "мор", "смерть", "мертвец". Также многие топонимы содержат дороманский корень mor, означающий "куча камней".

Термин "moro" во многих смыслах можно сравнить с языческим, неверным, древним и т.д. В Галисии и Португалии, имеющих большой пласт легенд, слово "mouro" означает коричневый, темный, черный и относится к полумифической фигуре, ошибочно отождествляемой с язычником. То есть, во многих случаях этот термин относится к бывшим жителям данной территории без уточнения.

Отногсящиеся к этому термину главные герои легенд мужского и женского пола играют очень разные роли. Во многих местах Испании термин "moro" не имеет четкого эквивалента женского рода "mora". Первые часто отождествляются с сарацинами или турецкими воинами, в то время как "mora" используется в значении язычников или неверных. В Арагоне сохранилось множество легенд о женщинах-moras, по сравнению с более редкими легендами с участием мужчин-moros, которые, наоборот, преобладают в Галисии и Португалии. На этих территориях есть множество легенд о mouros, легендарных, полумифических существах, способных к магическим действиям, строителях и накопителях зачарованных сокровищ, что парадоксально в связи с редком числом мусульманских вторжений в эти области и более похоже на отсылку к представлениям о языческом и хтоническом характере древних обитателей этих мест. Напротив, на северо-востоке полуострова мужской термин имеет менее очевидное мифическое или магическое значение, хотя также имеются некоторые легенды, в которых они играют роли строителей и хранителей сокровищ.
Centurio

A Lenda de Ero de Armenteira

Ero de Armenteira, или Ero de Armentáriz (Salnés, Galicia, начало XII века - Armenteira, 30 августа 1176) — персонаж галисийской легенды, напоминающей наваррскую легенду о святом Вириле.

Когда-то в XII веке рыцарь двора короля Alfonso VII по имени Don Ero жил со своей женой в своем дворце в Арментейре, красивой природной местности, расположенной на склонах горы Castrove в провинции Понтеведра (Галисия, Испания). Дон Эро и его жена не могли иметь детей, поэтому они просили Деву Марию, чтобы Бог дал им наследников. Однажды ночью им обоим приснился один и тот же сон: Богоматерь заверила их, что по воле Бога у них будет много духовных детей. Посде этого они решили основать два монастыря, мужской и женский. Don Ero основал монастырь Santa María de Armenteira на своих землях. Он попросил помощи у святого Бернара Клервоского, основателя цистерцианского ордена, который прислал ему четырех монахов, чтобы основать монастырь. Спустя годы он сам стал настоятелем монастыря.

Настоятель Эру всегда умолял Деву Марию показать ему хотя бы небольшое видение того, на что будет похожа божественная благодать. Он тосковал о том дне, когда сможет понять концепцию райского блаженства, однако жил под впечатлением, что его возлюбленная Дева не слушает его молитв. Однажды он решил прогуляться по лесу, окружавшему монастырь, в красивом месте, полном сосен, дубов и других местных пород деревьев. Отдыхая, он присел на камень. Внезапно его внимание привлекло радостное щебетание птицы. Некоторое время он сидел и прислушивался, погруженный в мир и красоту, которые пение птиц принесло его душе.

Вскоре после этого он направился обратно в свой монастырь, так как уже темнело, и он не хотел, чтобы его братья беспокоились о нем. Когда он постучал в дверь монастыря, его принял совершенно неизвестный ему монах. С недоверием монах спросил его, кто он такой. Когда он ответил ему, что он аббат Эру, монах, сбитый с толку, стал звонить своим братьям, не уверенный, что этот человек в своем уме. Эро рассказал им, кто он такой и чем занимается. Когда Братья сказали, какой сейчас год, Эру, к своему удивлению, понял, что прошло триста лет! И внезапно он осознал, что то, что он считал всего лишь тремя минутами прослушивания пения птиц, на самом деле было триста лет созерцания славы рая. Дева Мария наконец исполнила его желание.

Эта легенда, связанная с другими легендами аналогичного содержания, относящимися к кельтской традиции, стала очень популярной в XIII веке, когда король Альфонсо X Мудрый включил ее в свои знаменитые "Cantigas de Santa Maria" — сборник чудес, приписываемых Деве Марии. Свою кантигу (стихотворение или песню) № 103 он посвятил легенде о Святом Эру.
Centurio

Vieiras a la gallega

Морские гребешки по-галисийски

Ингредиенты:
4 луковицы; 5 ломтиков хамона; 1 стакан белого вина; 2 столовые ложки панировочных сухарей; 12 гребешков; 1 столовая ложка томатной пасты; 1 столовая ложка нарезанной петрушки; 75 мл оливкового масла; черный перец; соль.

Приготовление:
Нарезать лук мелкими кубиками, нарезать хамон мелкими квадратиками. Положить лук и хамон в сковородку, налить оливковое масло, обжарить на медленном огне до прозрачности лука. Добавить в сковородку томатную пасту, вино, петрушку, черный перец и соль по вкусу и протушить для приготовления соффритто (зажарку). Выложить гребешки на раковины (или в керамические розетки), добавить к ним соффритто, посыпать панировочнцуми сухарями и запечь в разогретой до 180°C духовке в течение около 25 минут. Подавать с белым вином.

P.S. Незадолго перед добавлением в соффритто томата и вина в него можно положить немного измельченного чеснока.

По-испански раковины гребешков (Pecten maximus) называются venera. Согласно мифу, богиня Венера родилась, стоя на раковине, являвшейся символом женского лона. Испанское слово vieira, означающее моллюска гребешка, происходит от старогалисийского / старопортугальского слова vieiria, от позднелатинского conchula veneria (раковина Венеры).



Centurio

Licor Café de Galicia

Одним из популярнейших спиртных напитков в Галисии является кофейный ликер. Достоверно неизвестно, кто и когда произвел его впервые, но сегодня никакие галисийские семейные трапезы, дружеские вечеринки или праздничные мероприятия невозможны без кофейного ликера. У каждой галисийской семьи есть свой рецепт и часто его секретный компонент, отличающий их ликер от других.

Согласно закону, "Licor Café de Galicia" — это традиционный спиртной напиток, произведенный в Галисии, полученный из спиртных напитков, имеющих географическое название Orujo de Galicia / Augardente de Galicia и этилового спирта сельскохозяйственного происхождения, путем мацерации и / или перегонки алкоголя в присутствии натурального жареного кофе с минимальным содержанием сахара 100 грамм на литр и объемной крепостью от 15 до 40.
В смеси спиртов минимальное содержание бренди под географическим названием Orujo de Galicia / Augardente de Galicia составляет 50% от общего абсолютного алкоголя.
Используемый кофе не может быть жареным с сахаром [torrefacto], и добавление экстракта, концентрата или заменителя натурального жареного кофе запрещено.

Примером различных ингредиентов, которые обычно добавляют в кофе и сахар к уже приготовленному бренди, являются: кусочки яблока, кожура апельсина и / или лимона, ромашка, анис, шоколад, палочки корицы, эссенции различных ароматов, поэтому можно продолжить длинный список ингредиентов, которые, при добавлении их в нужной пропорции, придадут кофейному ликеру характерный аромат, цвет и вкус.

Наиболее часто встречается следующий рецепт:

Ингредиенты:
1 литр белого алкоголя; 150 г молотого кофе; 500 г сахара; кожура 1 лимона (опционально); кожура 1 апельсина (опционально); 1 веточка корицы (опционально).

Приготовление:
Приготовить сахарный сироп, растворив сахар в небольшом количестве воды при нагревании в кастрюльке. В большой банке смешать алкоголь, кофе и сахарный сироп. Опционально добавить корицу и тонко нарезанную кожуру лимона и апельсина. Накрыть крышкой, настоять 10 дней и перелить через фильтровальную ткань в бутылку. Считается, что полученная "licorca" должна потом постоять в бутылке от одного месяца до трех, а еще лучше, до шести, чтобы стать вкуснее.

В книге "Os viños de Galicia" Xosé Posada приводит "магическую формулу" "божественного ликера" "пророка" Мануэла Гарбалло: в 1/4 литра кипятка всыпать 1/4 кг кофе, 1 кг сахара и даже можно немного больше, 1 звездочку аниса; 1 кусок яблока, цедру 1 апельсина, цедру 1 лимона, немного ромашки, настоять и после остывания влить 2 литра бренди.

Centurio

Santa Mariña de Aguas Santas

Почитаемая в Галисии и Северной Португалии святая Марина родилась, по разным источникам, то ли в португальском городе Bracara Augusta, ныне Braga, в 120 году, то ли в городе Balcagia, ныне Baiona (провинция Pontevedra, Галисия) в 119 году. Пока Луций Кастелий Север, губернатор римских провинций Gallaecia и Lusitania, объезжал подчиненную территорию, его жена Calsia трахалась, как крольчиха, и наплодила 9 дочерей. Боясь обвинения в супружеской неверности, она поручила своей служанке Силе утопить дочерей в реке. В зависимости от происхождения легенды, речь идет о реках Río Este и Río Miño. Можно выбирать любую. Будучи христианкой, Сила решила не убивать детей сразу, а дать им для начала основательно помучиться, для чего отнесла их к святому Овидию, епископу Браги в 95—135 годах, который их окрестил. Я вам не скажу за всех девятерых, но он точно окрестил святую Марину и ее сестру святую Либерату (Либраду), а так как история Марины точь в точь повторяет историю святой Китерии (Santa Quiteria), то легенда записывает в сестры Марине еще и Китерию. Когда воспитанные епископом в христианской вере девицы подросли, они в 139 г. решили предстать перед губернатором и объявить себя его дочерьми. Губернатор удивился внезапно свалившемуся на него семейству, но согласился принять самозванок и поселить их во дворце в неге и богатстве, но взамен потребовал от них отречься от христианства и вести нормальную языческую жизнь. Так как закосневшие в христианстве девицы гордо отказались раскрещиваться, губернатор приказал отрубить им головы. Как видим, от судьбы не уйдешь, и кому на роду написано быть обезглавленной, та не утонет. Когда Марине отрубили голову, эта голова принялась весело скакать по земле, как баскетбольный мяч, и там, где она билась о землю, из-под земли тут же начали бить святые источники Aguas Santas, общим числом три штуки. Когда палачи решили кремировать тело, то выяснилось, что оно не горит. Что с ним было дальше, история умалчивает, а на месте казни в XII веке на месте монастыря X века в городе Aguas Santas была построена очень красивая романская церковь.

Планируя поездку по романским церквям Галисии, мы наткнулись на рассказ одного молодого испанца, посетившего церковь в Aguas Santas и рассказавшего о посещении церковного подземелья. По словам этого праведного христианина, в подземелье, несомненно, поселилось некое потустороннее зло, от которого у него немедленно разболелась голова, и он смог выдержать там всего несколько минут, ретировавшись под напором аццского сотоны. Будучи нечувствительны к сатанинским козням, ибо зараза к заразе не пристанет, мы отправились на поиск этого подземелья.

Церковь в Святых Водах с первого же взгляда впечатляет собачье-генитальной тематикой. Снаружи она повсюду, а внутрь мы не попали, так как церковь была закрыта.



Святая вода в бассейнах была грязная и зеленая, поэтому мы не рискнули в нее погружаться. Огорчившись, что не удалось попасть в подземелье, мы отправились на прогулку по местным лесам, посетили останки галло-романской виллы, кельтского каструма, и внезапно увидели в лесу развалины еще одной церкви. Как оказалось, нам нужна была именно она.

Эта церковь, от которой снаружи остались только фрагменты стен, была построена над подземным кельтским не то храмом, не то захоронением. Историки до сих пор не могут прийти к единому мнению, что же представляют собой помещения с проточной водой, сложенные из массивных камней с нанесенными на них узорами и нерасшифрованными до сих пор рунами. Их так и называют — красивые камни, pedra formosa. В Португалии эти домики вообще принимают за древнекельсткие банно-прачечные комбинаты. Мне же кажется, что это явные храмы в честь хтонических божеств воды и подземного мира.

Спустившись в крипту по узкому ходу в одной из стен церкви, мы попали в сводчатый двухкомнатый комплекс с остатками христианских саркофагов, чьи резные крышки позволяют предположить, что там некогда покоились отнюдь не приходские дьячки, но устройство этого подземелья ясно говорит о том, что под гробницу-sepulcrum был приспособлен древний языческий храм.













Никакого присутствия злых сил мы не почувствовали. Впрочем, возможно, они просто на нас не злились. Почти посередине большей комнаты в полу был большой провал, куда уходила текущая из стен вода. Заглянув в этот провал, мы обнаружили, что он довольно быстро переходит в узкий подземный ход с выложенными обтесанными камнями стенами. Проход по этому ходу преграждался льющимися с потолка и стен мощными ледяными водопадами. Раздевшись, мы все же попытались пройти по этому сужавшемуся ходу, который через несколько метров изгибался под прямым углом. Видимость из-за льющейся воды, пара и капельной взвеси была нулевая. Фонари мгновенно промокли и отключились.

Дольше всех сумела пробраться опытная исследовательница древних могильников Anna Gruft, обнаружившая, что ход вдалеке уходит в круглую дыру в земле, куда вытекает вода, но вскоре и ей пришлось вернуться. До отключения промокшего фотоаппарата ей удалось сделать несколько снимков со вспышкой, на которых была угольная чернота. Стандарно увеличив дома контраст в графическом редакторе, мы были изумлены, когда на фото проявились черная дыра и бледный прозрачный призрак. Ничего зловещего в нем не было. Призрак, как призрак. Обычное дело.



Бонусом послужила находка обломка керамики.



Через несколько месяцев мы снова вернулись сюда, для чего пришлось существенно изменить летние планы. Жара почти высушила воду и, вероятно, разогнала всех призраков, поэтому получилось не только пройти до конца каменного хода и уткнуться в узкую круглую дыру в земле, ведущую в неведомые недра, но и найти в каменном крошеве на дне хода испанскую песету, монету в пять евроцентов и главную изюминку — украшенную камнями старинную пуговицу, которая могла туда попасть во время извлечения тел священников из саркофагов.



Centurio

Alimaña

Есть в испанском языке слово alimaña (алиманья). Так называют животных, которые могут нанести ущерб, охотясь на домашний скот или промысловых животных. Термин относится главным образом к мелким хищным млекопитающим, таким как хорьковые. По схожести это слово также относится к тем людям, которые своим поведением наносят вред другим людям и вызывают социальное отвращение. В галисийском языке этим словом также обозначается всякая вредная нечисть.

Слово alimaña происходит от латинского слова animalia, путем метатезиса между гласными (alimania) и палатализации группы ni в ñ. Слово animalia — это множественное числа латинского слова среднего рода animal "животное", происходящего от латинского слова anima (душа, дух, дыхание, жизнь, жизненное начало, воздух, живое существо), которое происходит от праиндоевропейского корня *ane- (дуть, дышать), отсюда и греческое ἄνεμος (anemos) — "ветер". То есть, животное — это то, что дышит, у которого есть душа.

Во множественном числе слово animalia использовалось натуралистами, чтобы неконкретно обозначить виды животных, особенности которых непонятны, редки или трудны для описания, и которое с течением времени стало использовалться для обозначения тех видов вредных, отталкивающих или хищных животных и паразитов, которые живут в окружающей среде рядом с людьми. Применительно к людям это слово использовалось в качестве ругательства, потому что оно обозначает нечто живое и одушевленное, чуждое человеческой природе, презренную сущность, хищника с коварными дикими инстинктами, способного на любой удар со спины, неназванного зверя.

В староиспанском языке существовало слово Alimaña, зафиксированное в испанской литературе XVIII века и в языке индейцев aymará в Боливии и обозначавшего Германию (исп. Alemania). Испанские лингвисты утверждают, что это всего лишь омонимы, и слово Alemania не имеет никакого отношения к происхождению значения слова alimaña как "презренные паразиты" и "коварные хищники", но если вспомнить поведение нацистов, то можно предположить, что средневековые испанцы о чем-то догадывались.
Centurio

Meigas и bruxas

В галисийском фольклоре есть очень неоднозначный термин meiga. Так называют фей и волшебниц. В Испании галисийских мейг часто путают с ведьмами-bruxa (исп. bruja). Так, испанский антрополог Carmelo Lisón Tolosana считал, что разница между meiga и bruxa состоит в том, что bruxa — это эксперт в мире темных сил, способная распознать зло и противостоять ему, в то время как meiga — это сатанинская bruxa, связанная с дьяволом и жаждущая творить зло в силу своей сатанинской природы. Однако, изначальное галисийское представление полностью противоположно испанскому. Согласно галисийским поверьям, bruxa — это классическая злобная бабка в черном плаще и капюшоне, в то время как meiga может иметь образ как обычной деревенской женщины, занимающейся врачеванием, так и сказочной феи, как доброй, так и не очень. Подобный испанский взгляд возник под влиянием антиведьминских процессов кастильской инквизиции — отцы-инквизиторы, то ли оказавшись не в состоянии справиться с настоящими злыми ведьмами, то ли наняв их к себе на работу, то ли решив расширить сферу деятельности, смешали понятия и обрушились на мейг всей мощью своего репрессивного аппарата. Это подтверждается тем, что в чилийской провинции Chiloé, основанной колонистами из Галисии и первоначально называвшейся Nueva Galicia, привезшими в XVI-XVII веках веру в мейг, мейги получили местное название meicas (ед. ч. meica), считаются добрыми целительницами и ассоциируются со знахарками народа huilliche (уильиче, а не то, что вы подумали).

Этимологически слово bruxa (bruja) происходит от испано-кельтского *bruxtia ("колдовство, чары"). В надписи в городе Chamalières встречается слово brictom, в древнеирландском имеется слово bricht "колдовство", в древнебретонском имеется слово brith *"магия"). В португальском языке это bruxa, в каталанском bruixa и в окситанском bruèissa.

Слово meiga имеет другую этимологию и происходит либо от латинского слова medica (медичка), либо от латинского слова maga (магичка). Кстати, латинское слово мага не имеет никакого отношения к израильской системе рукопашного боя крав-мага — на иврите קרב מגע означает "контактный бой", а вовсе не кровавая магия, хотя звучит похоже.

Мейги конкурируют по популярности в Галисии с самой Святой Компанией (Santa Compaña — процессия мертвых, духов и душ, посеющих дом, в котором вскоре кто-то должен умереть, популярный миф в Галисии и Астурии) и близки к фигуре целителя-друида. Типичное выражение, характеризующее галисийкую культуру, звучит так: "Eu non creo nas meigas, mais habelas hainas" (я не верю в ведьм, но они существуют).

Известны следующие типы фей-мейг и близких им потусторонних существ:

Agoreiras — рано стареющая, но долго живущая предсказательница всевозможных неприятностей. К ней лучше не обращаться.

Alen — нематериальное существо, призрак, туман с человеческим обликом, обреченный на вечные скитания за невыполнение обряда паломничества в святилище San Andrés de Teixido, который каждый должен совершить хотя бы раз в жизни, чтобы не застрять между мирами живых и мертвых. Если alen прикоснется к вам своим нематериальным телом, то вам придется сопровождать его в его бесконечном блуждании.

Aquellarre — любовница Сатаны, с которым она вступает в связь в полнолуние по субботам. Она путешествует на метле и является одной из самых злых ведьм. Она наводит сглаз на тех, кто ей не нравится, поэтому тем, кто видит, как она летит на метле, рекомендуется склонить голову и не смотреть на нее. В испанском языке это слово также имеет значение "шабаш ведьм"

Asumcordas или уличные ведьмы (bruxas da rúa) — они поджидают людей на улице и они смотрят, кто входит и выходит из дома. Классические современные бабки на лавочках у подъезда.

Aureana — молодая на вид фея, случайная встреча с которой, особенно на берегах рек или фонтанов, является символом удачи и добрых примет. Говорят, что ее можно увидеть в провинции Оренсе, потому что там раньше были золотые прииски, а в реках, особенно в Силе, можно найти золотые самородки.

Balura — имеет чрезвычайно сгорбленную фигуру и при прогулке опирается на короткую узловатую трость. Она носит потертую одежду и шляпу-капюшон. У нее крючковатый нос с бородавчатым лицом, глаза постоянно слезятся, а взгляд ужасен. При встрече с балурой лучше не только не говорить с ней, но даже смотреть на нее.

Basilisco — василиск, злое существо, обитающее в скалах. Оно похоже на огромную ящерицу в женской одежде и с лицом старухи. Говорят, что онрождается из яйца без желтка, которое снес старый петух, а не курицу. Василиск обманывает людей своим сладким голосом и вызывает смерть сатанинскими ритуалами.

Bruta — это зловещая ведьма. У нее непропорционально большая голова по отношению к тонкому и низкорослому телу. Просит милостыню и принимает любые пожертвования, какими бы маленькими они ни были, благодаря за это поцелуем. Но этот поцелуй вреден, потому что сводит получателя с ума. Чтобы избежать проклятия этого злого поцелуя, вам придется купаться в море каждый день в течение года, независимо от погоды и состояния воды.

Cartuxeiras — гадательницы и предсказательницы судьбы по картам. Ее предсказания всегда сбываются, но в этом таится опасность, потому что желание узнать свое будущее подталкивает человека постоянно обращаться к картушейре и все время платить ей деньги.

Dama de castro — фея, живущая в древних крепостях или под землей в хрустальном замке, всегда носит длинное платье с белым шлефйом и всегда удовлетворяет просьбы людей. Поскольку она очень богата и ни в чем не нуждается, то для получения ее советов и подарков ей не нужни никакие одолжения. Наоборот, она обычно является людям, пострадавшим от какой-то сложной ситуации в их жизни или находящимся в нужде и помогает им.

Feiticeira — фея, живущая возле рек. Она немолодая, но имеет неотталкивающую внешность и красивый голос, который своими песнями гипнотизирует молодых людей и завлекает их реку, где они тонут. Чтобы избежать магии Feiticeira, нужно положить камень ей в рот, чтобы не слушать ее сладкие мелодии.

Lavandeira (прачка) — путешественник может встретить ее ночью на берегу реки, когда она стирает свою одежду и может попросить помочь ее выкрутить. Отказаться нельзя, чтобы не накликать на себя опасность, но выкручивать белье нужно в ту же сторону, что и прачка, чтобы избежать неприятностей. Внешность прачки совершенно обычная, она похожа на любую другую старуху, но вещи, которые они стирают, окрашены кровью от выкидышей. Прачки не относятся к миру живых и лучше всего к ним не подходить.

Lobismuller или Mullerloba — волчица-оборотень. Чтобы стать ею, нужно родиться в канун Рождества или Страстной пятницы, или быть седьмой или девятой дочерью в семье, в которой все дети — женщины. В полнолунные ночи ее тело покрывается длинными, жесткими волосами, она покидает дом и бродит по дорогам и улицам, нападая на каждого встречного, чтобы напиться его крови, поэтому ночью в полнолуние лучше оставаться дома.

Lurpia — худая сгорбленная нищенка в обносках с узловатыми пальцами, просящая милостыню. С ней лучше быть щедрым, иначе она дыхнет на ваших детей и поразит их мозг.

Marimanta — ведьма с мешком, похищающая детей. Если уродливая старуха, сгорбившись, с мешком за плечами смиренно просит у вас милостыню у двери вашего дома, отдайте ее ей и наблюдайте за детьми, пока она не уйдет.

Meigas chuchonas — самые опасные мифологические персонажи. Они могут выглядеть по-разному и приходят в дома, где есть дети, чтобы высосать у детей кровь и жир, которые потом используют при изготовлении мазей.

Moucha — ведьма дурного предзнаменования с лицом совы и телом женщины. Когда она садится на дерево возле дома, где есть больной человек, она преддсказывает смерть этого человека.

Moura — прекрасное существо, безобидное и обаятельное. Она неожиданно появляется на дорогах, чаще всего в районах отдаленных деревень. Встреча с ней может быть полезной, потому что поблизости есть скрытое сокровище. Если вы ей понравитесь, а еще лучше, она в вас влюбится, то покажет место, где хранится сокровище.

Sabia — одна из хороших и добрых мейг. Если вы встретите ее, она вылечит вас от любой болезни, которой вы страдаете. Для этого Сабия девять раз пройдет ногами по вашему телу.

Vedoira (ср. ведунья) — стройная и красивая женщина, способная гадать, потому что при крещении ее смазывают маслом, предназначенным для умирающих, а не для новорожденных. Она также способна связываться с потусторонним миром, чтобы узнать, находится ли покойник уже в раю или еще в чистилище, и тогда для него необходимо заказать мессу.

Xacios — мифологические существа с нижней половиной рыбы и верхней половиной человека, мужчины или, чаще всего, женщины. Они любят воду и живут в бассейнах рек.

Методы защиты от ведьм

Для защиты от них и их заклинаний есть амулеты, которые можно разместить в домах или повесить на шею. Вот некоторые из них:
Поместить метлу вверх ногами за входной дверью.
Повесить на шею зубчик чеснока, сухой каштан, инжир или рога жука-оленя (гал. vacaloura).
Иметь дома освященную кладбищенскую землю или освященные в Вербное воскресенье ветви лавра.
Когти или зубы дикого волка.
Иметь при себе изделия или кусочки агата, янтаря или других камней, способных отгонять яды и чары.
Традиционно считается, что прыжок через огонь во время празднования ночи Сан-Хуана (Ивана Купалы) три раза или несколько раз по три раза отпугивает ведьм.
Также помогает заклинание meigallo, отгоняющее ведьм. Нужно показать кукиш и крикнуть: "¡Meigas fóra!" ("Ведьмы прочь!").
Centurio

Barrosã и Cachena

На севере Португалии, в горах Gerês (Castro Laboreiro, Peneda, Soajo, Amarela, Gerês, Larouco, Barroso, Cabreira) и с испанской стороны в Santa Eufemia и Xurés разводят местную баррозанскую породу коров светло-коричневого цвета и среднего размера — a vaca barrosã, Barrosão или Barrosã, в Испании более мелкая разновидность этой породы называется Cachena (по-галисийски — "кусочек", намек на небольшой размер). Коровы питаются, в основном, на естественных пастбищах (lameiros), а также сеном и соломой. Сейчас этих коров разводят на мясо, а раньше также использовали в качестве тяглового скота.

Средний вес при рождении составляет 26,58 кг, телят забивают в возрасте от 5 до 9 месяцев с весом туши от 70 кг до 130 кг. Убивают бычков в возрасте от 9 до 36 месяцев с минимальным весом тушки 130 кг. Коровы достигают половой зрелости в возрасте от 15 до 18 месяцев с первым отелом в возрасте от 24 до 36 месяцев со средним интервалом родов 420 дней. С 18 месяцев быков можно использовать для размножения, а сперму для искусственного оплодотворения можно собирать с 16 месяцев. У испанской породы Cachena рост коров от 110 до 117 см и вес до 390 кг, у быков рост от 120 до 125 см и вес до 550 кг. Длина рогов у скота этих пород достигает 75 см.

Происхождение пород Barrosã и Cachena неизвестно. По форме рогов сначала предполагали, что эти коровы происходят от пустынного дикого быка "bos taurus desertorum", но эта гипотеза оказалась слабой и подверглась критике, и сейчас считается, что предком баррозы был мавританский тур Bos taurus primigenius. И действительно, в Северной Африке (в долине Нила) встречаются животные с морфологическими характеристиками, сходными с нынешней породой барроза, особенно в отношении формы, размера и толщины рогов. Предположительно, эти коровы достигли Пиренейского полуострова через различные миграционные маршруты народов Северной Африки и обосновались на Пиренейском полуострове во время долгой оккупации маврами. Впоследствии порода барроза была вытеснена иберийскими и аквитанскими породами, и до наших дней дожила только популяции, ограниченная районами плато Баррозу и Минью.