Tags: Пьемонт

Centurio

Bogia nen

Шел седьмой год войны за австрийское наследство (16 декабря 1740 — 18 октября 1748), в которой Бавария, Пруссия, Франция и Испания объединились против Австрии, Великобритании, Голландии и Савойи. В июле 1947 года французы и испанцы решили атаковать короля Пьемонта и Сардинии Carlo Emanuele III. Не сумев прорваться с Лазурного берега, где пьемонтцы остановили испанскую армию под командованием маркиза de las Minas под Ниццей, французы решили попытаться пройти через окситанские долины Val di Susa и Val Chisone и атаковать Турин. Carlo Emanuele III укрепил обе долины соответственно фортом Exilles и фортом Fenestrelle. Единственным неукрепленным проходом оставался перевал Colle dell’Assietta. В течение короткого времени Carlo Emanuele III построил небольшие оборонительные сооружения на Assietta и Grand Serin, поручив командовать обороной генералу графу Giovanni Battista Cacherano di Bricherasio.

19 июля 1947 года 40.000 французов в составе тридцати двух пехотных батальонов под командованием генерала Louis Charles Armand Fouquet, известного как Chevalier de Belle-Isle, построились в четыре колонны и начали штурм перевалов Assietta (2500 м) и Grand Serin, где их встретили 13 австро-пьемонтских батальонов (из которых в бою приняли участие только 10) и немногочисленные отряды вальденских партизан. Ключом обороны было укрепление на Grand Serin, где укрепился граф де Бричеразио с основными силами, а редут Асиетты заняли солдаты Первого гвардейского полка под командованием подполковника графа Paolo Federico Novarina di San Sebastiano, родившегося в морганатическом браке маркизы di Spigno и сардинского короля Vittorio Amedeo II di Savoia.

‎Французы разделили свои войска на четыре ‎‎колонны и пошли в атаку.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут. (с)

Волна за волной накатывались они на редут Асиетты, но пьемонтцы держались. Трижды ди Бричеразио, понимавший невозможность удержания укреплений при таком соотношении сил, предлагал гвардейцам отступить на Grand Serin, но ди Сан Себастьяно трижды отклонял эти предложения. В этот день он произнес фразу, ставшую знаменитой: "Отступать некуда — позади Турин!" "Dite a Turin che da sì nojàutri bogioma nen" ("Скажите Турину, что мы отсюда не сдвинемся"). Сержанты донесли эти слова до солдат на на передовой, напоминая им о героизме их предков и приказывая "Bogeve nen, nèh!" ("Не сдвигайтесь, нах да!"). "Bogia nen!" ("Не сдвигайся!"), — подхватили девиз солдаты. Увидев, что атаки не приносят успеха, Бель-Иль лично возглавил одну из колонн, но вскоре был убит пьемонтским стрелком. Понеся огромные потери (5600 человек — более пятой части солдат были убиты или ранены), французы отступили. Пьемонтцы потеряли 192 человека. сражение оказалось последней крупной битвой в итальянской кампании войны.

Эффект победы был настолько ошеломляющим, что король Пруссии Friedrich II der Große, враг Сардинского королевства в тот момент, так прокомментировал качества сардинско-пьемонтских солдат: "Если бы у нас была такая прекрасная армия, мы бы завоевали Европу и выиграли Вторую мировую войну!".

Слово bogianen (буджанен) сразу же стало прозвищем пьемонтских солдат, а затем и всего населения Пьемонта. Имея два значения (дословное и контекстное), оно, с одной стороны, высмеивает его предполагемую пассивность, чрезмерную осторожность и несклонность к изменениям, с другой стороны, не отрицает при этом храбрости, стойкости и безупречного упрямства, с которым он умеет противостоять трудным ситуациям.

La battaglia dell'Assietta


La mort du chevalier de Belle-Isle
Centurio

Tòta

До 1950-х годов в Пьемонте широко распространенным галантным приветствием по отношению к женщинам было "Cerea tòta!". О значении слова "cerea" "Ваша светлость" я уже писал, а слово tòta означает "молодая девушка".

Относительно происхождения слова "tòta" имеются следующие соображения. В некоторых частях Пьемонта, в частности в Langhe, мальчика называют "matòt", а девочку — "matòta", в Astigiano термины изменились на "mat" и "mata". В Турине и в нижней части долины valle di Susa слово "matòt" не используется, а "matòta", потерявшая первый слог, превратилась в "tòta" и применяется не девочке, а к уже выросшей девушке. В Alessandrino малышей называют "matòt" и "matòta", а девочек-подростков - «tòte». Получается, что слово "tòta" образовалось из слова "matòta" путем отпадения начального слога. Такой метод словообразования называется афереза — др.-греч. ἡ ἀφαίρεσις — отнятие, лишение, убывание; грам. опущение начальной буквы, фонетическое явление, в широком смысле, выпадение начального звука в слове, главным образом безударного гласного.

Существует несколько предположений о просихождении слов "matòt" и "matòta". Возможно, что они происходят от латинского слова "mas" (мальчик или ребенок мужского пола, также мужчина и самец), от которого произошли слова мальчик-"mat" и девочка-"mata", откуда потом произошли слова "matòt" и "matòta". Другое предположение выводит слово "matòta" из практики языческого поклонения, соблюдаемой местным населением до пятого века. "Mathuta" была богиней утренней зари, которой поклонялись племена, жившие в пьемонтских Альпах. Ее праздник отмечался в ночь, ближайшую к полнолунию. На поляне некоторые девушки исполнили ритуальный танец под песню и под звуки своих музыкальных инструментов. Юных танцоров называли "matute", и этим именем стало принято обозначать всех людей этого возраста и пола. От этого могло произойти слово "matòta" и затем сокращенное "tòta". По мнению некоторых ученых, этот ритуал пришел с карнавальными традициями. В некоторых местах группы молодых людей делают куклу, одетую в разноцветные лохмотья, расстилают ее на простыне и разносят по домам с песнями и музыкой. Войдя в дом, они ставят его посреди комнаты и танцуют вокруг него особый танец. Эта марионетка называется "matotin".

Возможно, стоит рассмотреть и возможность происхождения слова "matòta" от слова "Madùna" — мадонна, от "mea domina" ("моя госпожа"). По поводу названия танцоров "matute" у меня есть следующие соображения. Это слово могло произойти от слова "madûr" — "созревшая, готовая". Гипотетический средиземноморский корень *Mā содержит понятие светимости, и этот термин относится к будущему времени и указывает на ситуацию перехода от условной ситуации к окончательной. То есть, в данном случае, участие в ритуальных танцах, посвященным богине утренней зари, могло являться ритуалом инициации и превращения незрелой девочки в созревшую девушку, пригодную к замужеству.

Раньше в патриархальных семьях Пьемонта девочку называли "matòta", а когда она выростала, то становилась "tòta" и оставалась таковой до тех пор, пока не выходила замуж. Выйдя замуж, она переезжала жить к семье мужа, где ее отождествляли с фамилией мужа и, следовательно, с той же фамилией, что и ее свекровь. Свекровь, как ​​хозяйка дома, звалась "madama", а подчиненную ей новую членшу семьи начинали называть "madamin". После определенного возраста "tòta", если она не выходила замуж и становилась старой девой, получала ироничное прозвище "toton", которым ее называли не в лицо, а за спиной. Таким образом "madama" — зрелая замужняя женщина, "madamin" - молодая замужняя женщина. Критерием различия между "madama" и "madamin" является то, есть ли у данной женщины свекровь или нет. Если свекровь у женщины уже умерла, то она именуется "madama", иначе она "madamin".

Centurio

Cerea

Одной из отличительных особенностей Пьемонта является местное уважительное и сердечное диалектное приветствие "Cerea!", которое можно использовать как при встрече, так и при прощании. Оно выражает гораздо большее почтение, чем простое ciàu (ит. ciao), "bondì" (ит. buongiorno! — "Добрый день!") или "arvëdze!" (ит. arrivederci! — "До свиданья"). Cerea символизирует уважение, радость встречи, уважение, но также тактичность и определенную дистанцию между собеседниками. Это приветствие обыгрывается в комедиях и шутках и является отличительным признаком пьемонтцев наподобие отличающих гасконцев экспрессивных выкриков "Каналья!" и "Тысяча чертей!". В последнее время оно часто употребляется и в более фамильярной форме "Cerea nèh!".

Существует две теории происхождения этого пьемонтского приветствия. Согласно первой теории, это слово происходит от греческого слова chaire, повелительного наклонения глагола chairo ("радоваться") — "Радуйся!". Это было распространенное в Древней Греции приветствие. Согласно одной из легенд, связанных с этой интерпретацией, некий принц Савойского королевского дома, желая похвастаться тем, что он знал греческий язык, приобрел привычку приветствовать всех встречных восклицанием "Сhaire!". Жители Турина в угоду королевскому дому начали подражать приветствию этого принца, превратив его в "Cerea!".

Согласно второй теории, наиболее известной, это пьемонтское приветствие происходит от выражения "Saluto alla Signoria Vostra!" ("Приветствие Вашей светлости!") с изменением слова signoria ("светлость"), которое в народной речи стало sereia или serea (для сравнения: региональная форма слова signore (синьор) — sere), что похоже на происхождение генуэсзкого scià и венецианского "sciao" от выражения "schiavo vostro" ("ваш раб") и венецианского "sioria vostra" ("Ваша светлость").

По третьей версии, слово популяризовали члены гребных обществ. Между шестидесятыми и восьмидесятыми годами девятнадцатого века в Турине вдоль реки По были построены несколько клубов гребных видов спорта — Reale Società Canottieri Cerea (1863), Armida (1869), Caprera (1883) и Esperia (1886), которые существуют и сегодня. Каждый из клубов требовал, чтобы его спортсмены использовали форму и головные уборы клубных цветов. Гребцы Cerea, например, носили спортивные костюмы белого и синего цветов, с горизонтальными полосами и звездой на груди. Клубные цвета Esperia были желто-синими; цвета Caprera — красный и белый. Форма и расцветка костюмов позволяли уже издалека распознавать экипажи, между которыми было сильное соперничество. Честная игра требовала от экипажей обмена приветствиями, и гребцы Cerea, встретив другую команду, произносили сердечное "Cerea!". И точно так же, согласно регламенту, они должны были приветствовать друг друга внутри клуба.

Слово nèh здесь является просторечным выражением, означающим нечто вроде "не так ли?", "если ничего не будет против", и вероятно, образованным от латинского "non est". Оно соответствует берлинскому "wa", означающему "я прав?", "не так ли?", "правда же?" и образованному путем сокращения слова wahr ("истинный") от "nicht wahr?" ("не так?"
Centurio

Totona

Слово totona в некоторых странах Латинской Америки является широко употребляемым синонимом слова "vagina" ("пизда"). Считается, что оно впервые возникло в Венесуле в городе Каракасе, где оно имеет немного вульгарный оттенок. В Колумбии это слово имеет значение "здоровенная пиздища" и синонимично слову chuchona (здесь вызывает живой интерес название детской книжки на галисийском языке "A Meiga Chuchona" — "Ведьма Чучона").

Известный венесуэльский журналист и писатель José Agustín Catalá Delgado (11.02.1915​-18.12.2011) в книге "La Historia de nuestros próceres" ("История наших героев", 1983) утверждает, что это слово изобрел венесуэльский и чилийский философ, государственный деятель, писатель и основоположник латиноамериканской филологии Андрес Бельо (исп. Andrés Bello; 29.11.1781 года, Каракас, Венесуэла — 15.10.1865 года, Сантьяго, Чили). У него была горничная-голландка, красивая молодая зеленоглазая светлокожая блондинка возрастом около 21 года по имени Матильда. Эта Матильда, ставшая любовницей Бельо, готовила сладкий холодный густой десерт из сливок и мякоти апельсинов и грейпфрутов. Бельо назвал этот полюбившийся ему десерт totona и стал использовать это название в качестве пароля. Когда ему хотелось трахнуть Матильду, он приходил на кухню и говорил: "Mathilde, quiero Totona" (Матильда, я хочу тотону). Якобы после этого слово тотона стало популярным в Каракасе и потом во всей Венесуэле синонимом слова vagina, в связи с чем этот десерт якобы предали забвению в связи с его нецензурной коннотацией и больше не готовят.

Здесь стоит добавить следующее. Приняв участие в революции Симона Боливара, Бельо в 1810 году поехал в Англию просить о предоставлении военной помощи, но после успехов испанских войск в 1812 году решил не возвращаться в Венесуэлу и остался в Англии, где занимался исследованиями испанской литературы и права и преподавал испанский язык. В 1814 году Бельо женился на англичанке, но его жена умерла от туберкулеза, поэтому в 1824 году он женился на другой англичанке. В 1828 году он уехал в Чили, где основал Чилийский университет и возглавлял его до самой смерти. В Венесуэлу он никогда больше не возвращался. Скорее всего, голландская горничная жила у него во время проживания в Англии.

Эта красивая история вызывает у меня сомнения. Во-первых, почему венесуэльцы, откуда-то узнавшие о семейных тайнах Бельо, с восторгом приняли новое слово, но отвергли именовавшийся им десерт? Во-вторых, венесуэльцы прекрасно готовят массово другой пиздоименный десерт, о котором я расскажу в следующий раз, а в-третьих, это слово почему-то стало популярным не в Чили, где Бельо прожил остаток жизни, а в Венесуэле и Колумбии. И здесь стоит вспомнить о том, что наиболее влиятельной этнической общиной в Венесуэле является итальянская. Итальянцы впервые начали эмигровать в Венесуэлу в колониальные времена и в эпоху Симона Боливара, быстро встав у руля местной экономики. Итальянская эмиграцию в Колумбию началась в то же время и привела к тем же последствиям. Средоточием финансово-промышленного капитала в Италии являлся и является Пьемонт, поэтому я допускаю, что пьемонтцы вполне могли повлиять на столичный венесуэльский и колумбийский сленг, привнеся в местный испанский язык слова из своего родного языка. В пьемонтском языке есть слово tota — "девушка" и слово toton — "старая дева, комично выглядящая жирная одоробла (у этого слова есть синоним madamislon, который как-бы намекает на бодипозитивные размеры дамы). Мне кажется, что именно здесь стоит искать истоки слова totona, ведь традиция именовать женщин названием их гениталий есть и в русском языке.

Так как оригинальный рецепт тотоны не сохранился, возможны любые вариации с вышеперечисленными ингредиентами.

Ингредиенты:
Сливки; карамельный сахар; ванильный сахар; цедра апельсина и грейпфрута; мякоть апельсина и грейпфрута; желатин.

Приготовление:
Нарезать мякоть апельсина и грейпфрута на кусочки и положить ее в креманку. Натереть цедру апельсина и грейпфрута. Расплавить на сковороде карамельный сахар (с ложечкой воды), всыпать в него цедру, перемешать, немного нагреть, влить сливки, добавить ванильный сахар и желатин, разогреть при помешивании и влить смесь в креманку с мякотью цитрусовых. Охладить десерт до загустевания смеси.

Centurio

Les marrons glaçés

Глазурованные каштаны ‎ — кондитерские ‎‎изделия‎‎ родом северной Италии и южной Франции, ‎‎представляющие собой глазурованной‎‎ цукаты из каштанов в‎‎ сахарном ‎‎сиропе‎‎‎. Les marrons glaçés едят сами по себе или используют в качестве ингредиентов многих десертов.‎ ‎Засахареные каштаны появились в каштановых районах на ‎‎севере Италии и‎‎ ‎‎юге Франции вскоре‎‎ после того, как крестоносцы вернулись в Европу с сахаром. В начале XV веке засахареные каштановые кондитерские изделия появились в ‎‎Пьемонте‎‎,но les marrons glaçés как‎‎ таковые (с заключительным глазурованием), возможно, были созданы только в XVI веке. ‎‎ ‎‎Французский Лион и итальянский Кунео‎‎ ‎‎‎‎оспаривают первенство добавления глазурования, превращающего засахаренные каштаны в les marrons glaçés.‎‎ ‎

‎Самые ранние известные ‎‎записи рецепта‎‎ глазурованных каштанов были написаны ‎‎в XVI веке‎‎ итальянским поваром, работавшим на Карла Эммануила ‎‎ I, герцога Савойского (1580 г.), и французами в конце XVII века при ‎‎Версальском дворе‎‎ Людовика XIV. ‎В 1667 году François Pierre La Varenne‎‎, в течение десяти лет работавший шеф-поваром‎‎ кухни Nicolas Chalon du Blé, marquis d'Uxelles et Cormatin (недалеко от Лиона и области выращивания каштанов), опубликовал свою бестселлер ‎‎Le parfaict confiturier‎‎. В нем он описывает "la façon de faire marron pour tirer au sec". Под "tirer a sec" подразумевалось удаление каштанов из сахарного сиропа и высушивание.

Ингредиенты:
‎‎Для‎ каштановых цукатов: 1 кг свежих‎ каштанов; 1 кг сахарной пудры; 600 мл воды‎; 1/2 стручка ванили‎
‎Для глазури: 300 г сахарной пудры; сироп из каштанов.‎

‎Приготовление:
‎День 1: Очистка и первая варка каштанов‎
‎Вымыть каштаны, надрезать кожуру крестами и отварить в кипящей воде в течение 5 минут.‎ ‎Очистите каштаны, удалив обе шкурки (твердую оболочку и тонкую кожицу). Если не получается удалить вторую кожуру, то замочить каштаны снова в течение нескольких минут, а затем попробовать еще раз.‎ Также можно купить в магазине уже чищенные каштаны. ‎После того, как все ваши каштаны будут очищены, подготовить сироп путем кипячения 1 кг сахара с водой и ванилью.‎ ‎Добавить каштаны в сироп и варить их под крышкой в течение 25-30 минут, после чего оставить каштаны в сиропе до следующего дня.‎
‎‎День 2: Вторая варка каштанов и глазурование‎
‎Отварить каштаны в сиропе под крышкойв течение 10-15 минут, после чего аккуратно изввлечь каштаны из сиропа.‎ Насыпать сахарную пудру на тарелку и смочить ее сахарным сиропом от каштанов, чтобы получить слегка жидкую глазурь. Аккуратно обвалять каштаны в глазури, поместить на противень и высушить.

Сухие глазурованные каштаны нужно хранить в герметичной коробке. Нужно иметь в виду, что большое количество каштанов при варке разваливается на кусочки.

Centurio

Сыр тома

Сыр тома (фр. „la tomme“ — том, множ.: tommes, от окс. toma — тумо и лигурийского toma тума, ит. toma — тома, в альпийском регионе его называют Weichkäse, на Сицилии и в Пьемонте — tuma) — общее название многочисленных сортов мягкого сыра, изготавливаемых с давних времен, главным образом, во Франции, Швейцарии (Waadt) и Италии (долина Aosta, регион Пьемонт), а также на Сицилии, где он называется тума. Большинство сыров тома производятся в крестьянских хозяйствах (фр. Fermier). Сорта тома из горных ферм обозначаются во Франции как "tomme de montagne". Изначально тому делали из овечьего молока, сейчас, в основном, используется сырое коровье, козье или овечье молоко, либо смесь этих трех видов молока. Типичным для томы является низкое содержание жира. При производстве горных сыров перед изготовлением сыра с молока снимаются сливки, из сливок производится масло, а для производства сыра используется только обезжиренное молоко. Сыры тома имеют вес от 100 г до 12 кг. В большинстве они не хранятся долго. Разновидности Tomme de Savoie имеют темную корку, образованную жизнедеятельностью сырных клещей Tyrolichus casei. Для отличия от Tomme de Savoie, названия сортов Tome(s) Alpage de la Vanoise и Tome des Bauges (Савойские Альпы) пишутся только с одним "m".

В Италии под названием toma fresca ("свежая тома") понимается просто свежая несоленая сырная масса (сиц.: tuma frisca), а во Франции tome fraîche или tomme fraîche представляет собой сильно прессованный, слегка ферментированный и несоленый сырный сгусток из коровьего молока, который традиционно извлекается из цикла производства сыра laguiole в регионе Aubrac и сыров cantal или salers в Haute-Auvergne (Центральный Массив) для приготовления готовых блюд. Наряду с картофельным пюре и чесноком, tomme fraîche является ингредиентом традиционного окситанского блюда aligòt.

Tome fraîche — это франсификация окситанского термина toma, типа масла масляного, так как слово toma само по себе изначально означало "молодой невыдержанный сыр". В XIX веке во Франции писали tome, а не tomme, а прилагательное fraîche вообще не использовалось.

Сыр tomme fraîche из коровьего молока представляет собой сильно прессованный и слегка ферментированный сыр, изъятый из цикла производства сыров laguiole, cantal или salers, перед измельчением, солением, вторым прессованием и созреванием. Из-за сильного прессования творога свежий томе, таким образом, имеет высокий уровень содерждания сухого вещества, а его короткий период созревания и отсутствие созревания придают ему относительно высокую кислотность. Таким образом, tomme fraîche занимает место между прессованными невареными сырами и свежими сырами. Он производится из сырого коровьего молока, если он производится при приготовлении сыров laguiole или salers, или из пастеризованного или микрофильтованного молока, если он производится при изготовлении сыра cantal.
Centurio

Sügu d'la madama piemonteisa / Salsa Santa Rosa

В последние выходные сентября каждого четного года в городе Savigliano ( пьем.: Savijan, лат: Savilianum) в пьемонтской провинции Cuneo во время проведения праздника-биеннале "Festa internazionale del pane" ("Международный фестиваль хлеба") собираются коровы пьемонтской породы Piemontese (пьем.: Piemonteisa) и выбирают из своей среды королеву красоты с титулом La madama de la piemonteisa (madama — госпожа, мадам). Злые языки поговаривают, что от имени коров голосуют их владельцы.

Во время праздника его гостям предагается одноименное блюдо, представляющее собой эскалоп толщиной 1-2 см из корейки бычка (породы Пьемонтезе, разумеется) в возрасте до 18 месяцев, выдержанный не менее 8 дней в холодильнике, поджаренный на гриле или в духовке (в последнем случае его нужно предварительно нашпиговать салом) и политый соусом, приготовленным по рецепту XVIII века, найденному в архиве известной савильянской семьи Santa Rosa di Savigliano. Возможно, в этом архиве, ныне почти полностью находящемся в библиотеке Туринского Университета, есть и другие кулинарные рецепты, но пока что международную известность получил только этот. На фестивале это блюдо продается по акционной цене 25 евро за порцию. Пьемонтское слово sügu в диалектном названии блюда Sügu d'la madama piemonteisa означает "соус, мясо под соусом".

Соус Санта Роза:

Mettete in cazeruola del burro, due rossi d'uovo, due cucchiai di sugo d'agresto alquanto di brodo, sale, pepe e noce moscata, volgete bene sopra il fuoco acciò si riduca come la salsa bianca e servitela".

Поместить в кастрюлю сливочное масло, два яичных желтка, две столовые ложки кислого сока, некоторое количество бульона, соль, перец и мускатный орех, после чего уварить на огне до консистенции белого соуса. Я использовал 100 г сливочного масла, 100 мл куриного бульона и 2 столовые ложки лимонного сока.

IMG_6508
Centurio

Ossobuchi al verde

Оссобуко с зеленью по-кунеэзски

Кунео — итальянская провинция в регионе Пьемонт.

Ингредиенты:

4 шайбы нарубленной голяшки, весом, по меньшей мере, по 200 г каждая; 30 г петрушки; 4 столовые ложки оливкового масла; 2 столовые ложки пшеничной муки; 1 столовая ложка соленых каперсов; 1 стакан сухого белого вина; соль

Приготовление:


Обвалять мясные шайбы в муке, налить в сковородку оливковое масло, нагреть его, положить в сковородку и обжарить с обеих сторон до образования светло-коричневой корочки. Приправить солью, залить белым вином и тушить мясо в течение 45 минут на медленном огне. Вымыть и изрубить каперсы и петрушку, посыпать ими мясо и тушить еще 10 минут.

20161026_203813 20161026_222544
Centurio

Marcaire

Комментируя пять лет назад стихотворение пьемонтского поэта Silvio Einaudi "Le marghere" ("Пастушки"), я отметил, что это пьемонтское слово, означающую пастушек на альпийских пастбищах. Слова margè и marghere (пастухи и пастушки) соответствуют итальянским словам margari / malgari и margare / malgare, множественное от il margaro / il malgaro и la margara / la malgara, пастух и пастушка на альпийских пастбищах, происходящих от слова la marga / la malga, означающего летний пастушеский домик для пастуха и скота. Тогда меня больше заинтересовало само стихотворение, чем этимология этого слова, но недавно я наткнулся на аналогичное слово по другую сторону Альп. В ныне французских Вогезах (горы в Эльзасе и Лотарингии), в которых проживает исторически немецкоязычное население, огороженное летнее пастбище называется marcairie (варианты: marquairerie, marquairie, marcairerie). На таком пастбище пастух marcaire (произношение: \maʁ.kɛʁ\, варианты: marcare, marquaire) доит коров и делает сыр. Это слово происходит от немецкого слова Melker — дояр, на эльзасском диалекте произносимого как Melkar, в результате офранцуживания превратившегося в marquard и marcaire.
Centurio

Ruota del campanone

На наружных стенах некоторых зданий в городе Baceno (ломбард.: Bascén) в долине Valle Antigorio возле границы со Швейцарией в итальянской провинции Verbano-Cusio-Ossola (VCO) регионе Piemont висят колеса, сильно смахивающие на приспособления для колесования. На одном из них имеется табличка с надписью: RUOTA DEL CAMPANONE. На самом деле это не орудие пыток, на котором казнили некоего святого Кампаноне, а канатный шкив (ruota — колесо) большого колокола (campana — колокол, campanone — колоколище). В России при ударах в колокол раскачивают язык колокола, а в Европе так поступают только с маленькими колоколами, висящими у входа в церкви, а удары в большие колокола на колокольнях производят путем раскачивания тел колоколов с помощью канатов и таких вот шкивов.

IMG_2919 IMG_2920